Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Драган Штавльянин – об аресте генерала


Генерал Ратко Младич. Сараево, август 1993-го

Генерал Ратко Младич. Сараево, август 1993-го

Что означает для Сербии арест бывшего начальника штаба армии боснийской Республики Сербской Ратко Младича? Остались ли в стране политики, поддерживающие его? Об этом – белградский журналист и политолог, обозреватель Радио Свобода Драган Штавльянин.

– Есть ли основания полагать, что будут арестованы люди, которые укрывали опального генерала?

– Думаю, будет проводиться следствие. В прошлом году уже состоялся процесс над лицами, которых обвиняли в оказании помощи Младичу. Часть из них в прошлом являлась сотрудниками специальных служб, поговаривали даже, что ниточки ведут к действующим офицерам. Но, честно говоря, не думаю, что для сербских властей сейчас этот вопрос- главный.

– Арест Младича стал для Сербии неожиданностю?

– В целом – да. После ареста Радована Караджича отношение к Младичу в стране несколько изменилось: перестали считать, что генерал неуловим. Однако думали: либо он тяжело болен и вдруг возьмет да умрет, либо, зная импульсивный характер Младича, полагали, что он может застрелиться или даже получить пулю от одного из своих "защитников". Мало кто полагал, что боевого генерала, которого кое-кто в Сербии все еще считает национальным героем, арестуют вот таким унизительным образом, в сельской избе, как простого крестьянина. Многие эксперты были уверены, что властям известно местонахождение Младича, но что официальный Белград даст ему тихо умереть.

– Для кого-то в Сербии Ратко Младич еще остается героем?

– Его арест осудили лидеры националистической Радикальной партии. Их бывший лидер, чуть более умеренный политик Томислав Николич обещает прокомментировать ситуацию завтра. С осуждением выступил лидер Сербской Демократической партии Воислав Коштуница. Но вообще политикам как-то не слишком ловко осуждать арест генерала: все политики говорили и говорят, что европейская интеграция – ключевой вопрос для развития Сербии. Да, для части сербов Младич остается символом сопротивления неправедным обвинениям и наказаниям, которым якобы подвергается Сербия. В целом вы от многих услышите ответ: да, мы Младичу симпатизируем. Однако если вести разговор о том, что из-за Младича застопорился процесс евроинтеграции, что он мешает стране; или если говорить о возможном личном участии этих людей в каких-то публичных акциях – реакциях окажется индифференной. В общем, на вопрос, будут ли в Сербии публичные акции в поддержку Младичу, я бы ответил так: сколько-нибудь многолюдные – нет.

– Что означает арест Младича для президента Сербии Бориса Тадича? Исполнение мечты? Или это трудное решение, из-за которого президент не спал ночами?

– Думаю, тут есть параллели с косовской ситуацией: признать факт потери Косова Тадич не может только из-за учета общественного мнения. Поиски Младича всех в Сербии утомили до предела, эта тема муссируется в политике уже который год! Не думаю, что решение об аресте Младича для президента стало трудным. Конечно, он должен был принять во внимание относительную популярность националистических сил, расстановку сил в генералитете, но все-таки на дворе уже не девяностые годы!

Случайно ли Младич был арестован именно сегодня? Думаю, что нет. Конечно же, генерала арестовали не через пять минут после того, как выяснили, где он скрывается. Важно было, чтобы Младича не убили при задержании – иначе возникло бы ощущение, что власти специально его пристрелили. Вспомните, Караджича отыскали задолго до того, как он был арестован. Ну и политические резоны для того, чтобы схватить генерала именно 26 мая, есть: Сербии сейчас особенно нужно подтвердить делом свое стремление вступить в Европейский Союз. Так что арест Младича – это политический туз из рукава.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG