Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Алексей Яблоков – о радиации, доставшейся России в наследство


Остатки рудника "Северный" Чаунчукотлага. Фото http://urban3p.ru/object4099/

Остатки рудника "Северный" Чаунчукотлага. Фото http://urban3p.ru/object4099/

"ГУЛАГ продолжает фонить" – так называлась публикация сайта РС, посвященная ситуации в поселке Западный на Чукотке. Уровень радиации там превышен в разы – из-за радиоактивных отходов, оставшихся от ликвидированного уранодобывающего предприятия. Много ли таких мест в России?

В публикации "ГУЛАГ продолжает фонить" сайт Радио Свобода рассказывал о поселке Западный Чукотского автономного округа. Уровень радиации там превышен в разы – из-за радиоактивных отходов, оставшихся от ликвидированного уранодобывающего предприятия. Много ли "фонящих" поселков осталось на постсоветском пространстве? Представляют ли они опасность для людей?

На вопросы РС отвечает эколог, член-корреспондент РАН Алексей Яблоков:

– Таких мест, как на Чукотке, на территории бывшего Советского Союза около полутора десятков. Практически везде, где шла добыча урана, хвостохранилища (сооружения, предназначенные для хранения или захоронения радиоактивных отходов. – РС) брошены. Это касается не только бывших предприятий ГУЛАГа, но и обычных, "штатских" производств. Вполне типичная ситуация для того времени: нужно было выполнить задание, а все остальное неважно – и экология, и безопасность людей. Такая проблема существует и сейчас там, где продолжают вести добычу урана, например, в Забайкалье.

– Был контроль за тем, как соблюдаются правила безопасности, в том числе – радиационной, при закрытии предприятий?

– Какой-то формальный контроль осуществлялся. Но он, скорее, касался сохранности материально-технической части, то есть оборудования. Ну и конечно того самого продукта, ради которого все это делалось – урана.

– Контролируется ли каким-то образом ситуация сейчас?

– Никакого контроля нет. Да что говорить о контроле за закрытыми рудниками, если до сих пор по побережью Арктики разбросаны отслужившие свой срок, оставшиеся от СССР радиоизотопные термоэлектрические генераторы – мощные источники радиации, потенциально очень опасные. Их там было около полутора тысяч, потом кое-что собрали, но далеко не все.

– Насколько опасны заброшенные хвостохранилища?

– Глобальной опасности они не представляют. Но там нельзя долго находиться, опасно жить около этого места, каждый день ходить туда. Если бывать там регулярно (а я не исключаю, что там нет опознавательных знаков и кто-то может лазить, например, за оборудованием), иммунитет пострадает. На фоне облучения могут развиться разные болезни…

– То есть для населения опасность все-таки есть. Но почему же тогда эти отходы не убирают?

– Система ответственности в России выстроена так: если радиоактивность на предприятии, то за нее отвечает Роспотребнадзор, если за пределами предприятия – это компетенция Росгидромета. У них есть ежегодник, где описываются подобные места с опасными источниками радиоактивного излучения. Лет десять назад в этих ежегодниках были описания подобных заброшенных мест с повышенным уровнем радиации. То есть Росгидромет должен официально обозначить, что источник повышенного облучения есть – и органы местной власти должны сразу заняться этим вопросом. Но здесь уже встает вопрос финансирования. Если это производство (пусть и прекратившее работу), то ведь оно кому-то принадлежит. Если хозяина предприятия уже нет в живых, есть юридические наследники… Я считаю, виноваты в том, что подобное происходит, в первую очередь, местные власти. Они привыкли к такому положению дел, махнули на это рукой. Если бы они поднимали шум по поводу радиоактивной опасности заброшенных рудников, то порядок, думаю, навели бы очень быстро.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG