Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские правозащитники оспорили в Верховном суде приказ министра внутренних дел России Рашида Нургалиева, которым тот, по их мнению, ограничил участие общественных организаций в процедуре аттестации полицейских.

Заявители убеждены, что распоряжение главы МВД нарушает конституционные права граждан и не способствует прозрачности работы аттестационных комиссий, решающих, кто из милиционеров достоин быть полицейским.

Текст приказа министра от 22 марта, законность положений которого оспаривают правозащитники, видели немногие. Широко он не публиковался, а в общественных организациях узнали о нем случайно после того, как несколько некоммерческих организаций из 12 российских регионов подали запросы местному руководству внутренних дел с просьбой о включении своих представителей в составы комиссии по переаттестации сотрудников милиции. На большинство запросов ответов не пришло вовсе, но три организации – Прикамский правозащитный центр, Сахалинский правозащитный центр и Институт развития прессы "Сибирь" – получили отказы. В них и содержалась ссылка на пункт 2.3 приказа главы МВД об организации и проведении внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел РФ. Согласно этому пункту, к работе аттестационных комиссий привлекаются только члены общественных советов при ведомстве и ветеранские организации. Руководитель правозащитной организации "Агора" Павел Чиков считает:

– Общественный контроль подвергается необоснованным ограничениям. Почему в аттестации не участвуют представители общественно-наблюдательных комиссий, а также региональных общественных палат? Почему в приказе упоминаются какие-то непонятные ветеранские организации? Где их список? Каковы критерии включения в аттестационную комиссию членов той или иной ветеранской организации? Возьмем, например, Казанский правозащитный центр, который направлял запрос в МВД Татарстана с просьбой о включении своих членов. Треть членов этого правозащитного центра – пенсионеры МВД. Можно считать эту организацию ветеранской на этом основании или нельзя? Все эти вопросы говорят о том, что приказ МВД, на наш взгляд, не соответствует действующему законодательству, – дает оценку Павел Чиков.

Вооружившись этими аргументами, сотрудники "Агора", оказывающие юридическую помощь некоммерческим организациям, обратились в Верховный суд России с просьбой признать незаконным и недействующим спорный пункт приказа министра внутренних дел Рашида Нургалиева. Правозащитники также просят суд обязать министра привести приказ в соответствие с Конституцией и законами о полиции и о противодействии коррупции. Павел Чиков продолжает:

– В Конституции есть положение, гарантирующее участие граждан в управлении делами государства. И в развитие этого положения в Федеральном законе о полиции есть статья 50-я, которая говорит об общественном контроле за деятельностью правоохранительных органов. И там предусмотрены пять структур, которые могут этот общественный контроль осуществлять. А в приказе от 2 марта Рашид Нургалиев определил почему-то, что в комиссии по переаттестации могут участвовать только две структуры – общественные советы и непонятные ветеранские организации.

По мнению директора фонда "Общественный вердикт" Натальи Таубиной, формальный подход к участию общественности в работе аттестационных комиссий может свидетельствовать о незаинтересованности МВД в том, чтобы всерьез разбираться в вопросах профпригодности будущих полицейских:

– С одной стороны, у нас ситуация, когда министр Нургалиев заявляет в своих интервью о том, что, безусловно, общественность будет принимать участие в процессе переаттестации. Но когда эта самая общественность предлагает себя в качестве участников процесса, то получает отказ. А ведь это именно та общественность, которая хорошо понимает принципы работы правоохранительных органов, много лет помогает людям, пострадавшим от милиции, вырабатывает рекомендации и пытается на местном уровне каким-то образом менять ситуацию в сторону улучшения. И вот эта общественность получает отказ с мотивировкой, что вы, мол, не та общественность. А у нас есть хорошая – советы ветеранских организаций. И это очень удобно для органов внутренних дел – соблюсти формальность.

Наталья Таубина подчеркивает, что работа уже сформированных аттестационных комиссий вызывает массу вопросов и у журналистов, и у правозащитников:

– Нельзя сказать, насколько эффективно работают эти комиссии – у нас нет никакой информации. Нет даже информации о критериях, которыми они руководствуются, о порядке, в соответствии с которым они работают, каким образом принимаются решения. Процесс абсолютно закрытый. В итоге довольно регулярно возникают сообщения о том, что этот процесс коррумпирован. Даже депутаты Госдумы в своих интервью упоминают о том, что от сотрудников милиции требуют взяток при прохождении переаттестации. Также из-за закрытости процесса возникает много вопросов. Например, действительно ли этот процесс приведет к обновлению кадров? Получим ли мы, как заявлял министр Нургалиев, профессиональную высококвалифицированную новую полицию? – констатирует Наталья Таубина.

Первоначально переаттестацию сотрудников МВД предполагалось завершить к 1 июня, но Дмитрий Медведев продлил этот срок до 1 августа. Комментируя указ президента, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев отмечал: главное, чтобы люди, которые будут отобраны для прохождения службы в полиции, были чистоплотными, профессионально грамотными и компетентными. А продление сроков аттестации назвал правильным решением, поскольку оно позволит более предметно и объективно изучить каждого сотрудника. По словам министра, без учета высшего начальствующего состава внеочередную аттестацию предстоит провести в отношении более 900 тысяч сотрудников.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG