Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подразделения приближаются к Кабулу Северного Альянса


Представители Северного Альянса, противостоящего талибам, заявили, что почти полностью контролируют стратегические позиции к северу от Кабула. Как сообщил один из командиров Альянса Бабаджон, его подразделения приближаются к Кабулу от расположенной в окрестностях города военной базы Баграм. По словам Бабаджона, талибы, занимавшие позиции на холмах вокруг Баграма, отступили.

Мурод Орифи:

Буквально за несколько дней, начиная с прошлой пятницы, силам Северного Альянса удалось взять под свой контроль почти половину Афганистана. Линия фронта стала более отчетливой и очевидной. Теперь она делится на две, фактически равные части - северную и южную. После падения Мазари-Шарифа развитие наступления антиталибской коалиции приобрело обвальный характер. В субботу и воскресенье талибы потеряли провинции Кундуз, Тахор, Саманган, Балах, Бамиян, Балган и Бадгиз. Сегодня подразделение известного полевого командира Исмаил Хана вошли в Герад. Это значит, что под контролем Северного Альянса теперь находятся две основные дороги Афганистана, одна из которых связывает Кабул с западными районами, другая через перевал Саланг с северными. В самое ближайшее время будет открыта дорога, по которой антиталибская коалиция сможет перебросить под кабул всю тяжелую технику, полученную из России и уже переправленную в северные районы, и вообще наладить бесперебойное снабжение центральных фронтов. Под контролем талибов остаются три крупных города - Кабул, Кандагар и Джалалабад. Их разрозненные отряды на севере оказались полностью отрезаны от всех линий снабжения. Группировка Джумы Намангами ведет сейчас бои на границе с Таджикистаном. Однако, судя по тому, что все соседние населенные пункты взяты силами Северного Альянса, сопротивление будет недолгим. Из приграничных районов Таджикистана в Афганистан уже возвращаются беженцы, изгнанные несколько лет назад талибами. Наибольшее число беженцев в основном узбеки и туркмены. Они вернулись во второй по величине город провинции Кундуз Имам-Сахиб.

После выполнения Северным Альянсом в Афганистане ряда военных задач, перед противостоящим талибам политическими силами возникают новые проблемы. Главная цель отныне - это формирование правительства на основе широкой коалиции.

Аркадий Дубнов:

Взятием под свой контроль Северным Альянсом Афганистана практически всех провинций страны, то есть территорией, где большинством населения являются отнюдь не пуштуны, от имени которых представительствует Талибан, а этнические меньшинства - афганские таджики, узбеки, туркмены и шииты-хазарийцы, первый военный этап антитеррористической операции в Таджикистане условно можно считать закончившимся. Именно условно, потому что, как сегодня в интервью Радио Свобода по телефону из Тегерана, хорошо известный в прошлом афганский моджахед пуштунского происхождения Гульбеддин Хекматиар, настоящая война в Афганистане только впереди. Хекматиар считает, что "даже если талибы и вынуждены будут оставить все основные города страны своему противнику, это ровным счетом ничего не значит. Начнется, говорит он, кровопролитная партизанская война". Хекматиар напоминает, что именно так было во время афганского джихада против советской интервенции в 80-х годах. Хекматиар считает, что с американцами, если они сами решатся принять участие в наземной операции, воевать будет несомненно проще, чем с советскими солдатами. Оценки Хехматиара заслуживают того, чтобы к ним прислушались. И, похоже, в Вашингтоне действительно не спешат разворачивать своими силами широкомасштабную наземную операцию. После потери талибами афганского севера самым актуальным становится политический, второй этап операции антиталибской коалиции - формирование переходного правительства Афганистана. Жесткое предупреждение президента США Буша в адрес Северного Альянса о нежелательности его атаки на Кабул однозначно говорит о том, что Вашингтон учитывает чрезвычайную важность пуштунского фактора в раскладе будущей власти в Афганистане. В эти дни в Нью-Йорке начинается дискуссия в рамках ООНовской группы "Шесть плюс два" - шести соседних с Афганистаном стран - Ирана, Пакистана, Таджикистана, Китая, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана, а также США и России. Проблема послеталибского устройства в Афганистане - основная тема дискуссий. И хотя позиция Москвы и Вашингтона сегодня совпадает в главном - в будущем афганском правительстве не должно быть представителей Талибан как политической силы, предпочтение на счет того, кто может формировать правительство, вряд ли совпадают. Начнем с того, что в Москве по определению не существует своей пуштунской креатуры, союзники Москвы по Северному Альянсу - это представители этнических меньшинств страны. Поэтому в российской столице, по нашим данным, пока исходят из того, что на переходном этапе афганскую администрацию мог бы возглавить бывший король Афганистана Захир Шах, и вполне удовлетворены нынешним развитием событий, когда лидеры северян готовятся провозгласить свою администрацию, контролирующую северную часть страны. Вашингтон же вместе с Исламабадом предпринимает сейчас срочные усилия, чтобы сформировать так называемый южный антиталибский альянс из представителей пуштунских племен по обе стороны пакистано-афганской границы. Но и здесь, очевидно, проблема лидера. После недавнего убийства талибами известно авторитетного пуштунского моджахеда и политика Абдул Хака, выбор представляется весьма ограниченным. Можно назвать еще одного популярного пуштунского командира времен советской интервенции - Хаджи Моххамеда Замана, ставшего известным после того, как он первым сбил советский танк в провинции Нангархар. Заман настроен как против талибов в правительстве, так и против монопольного его формирования Северным Альянсом. В любом случае процесс формирования афганской коалиционной власти будет тем легче проходить, чем ответственнее будут себя вести лидеры афганских северян, которые должны будут усмирить свои властные амбиции, чтобы не повторилась кровавая междоусобица в стране середины 90-х годов. Именно она привела Талибан к власти в Кабуле.

Как неожиданная серия побед северной коалиции может отразиться на стратегии Соединенных Штатов? На этот вопрос попытался ответить наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин:

Официальная реакция Соединенных Штатов на захват оппозицией нескольких афганских городов - осторожный оптимизм. Госсекретарь Пауэл предположил, что в войне в Афганистане наступает коренной перелом. Стратегические первые крупные поражения Талибана долгожданная и приятная новость для Белого дома, подтверждающие работоспособность подхода, избранного Соединенными Штатами. Но она, судя по всему, представляет из себя пролог к тому, что может стать решающей, но исключительно сложной частью афганской операции - кампании на юге Афганистана, где большинство составляют пуштунские племена, чьи лидеры пока отказываются сотрудничать с противниками Талибана. "После побед на севере, - сказал министр обороны США Рамсфилд, - пришло время проявить активность племенам на юге". Однако, как говорят наблюдатели, министр может выдавать желаемое за действительное. Пока Соединенным Штатам удалось найти лишь одного уважаемого пуштунского лидера - Хамида Карзая, который может стать реальной альтернативой Талибану. Но база Карзая находится в Пакистане, а его потенциальные союзники внутри Афганистана все еще отказываются открыто брать его сторону. В такой ситуации военные успехи северной коалиции представляют тактическую проблему для Вашингтона, который опасается нового раскола страны, если солдаты коалиции возьмут кабул в одиночестве и тем самым усилят проталибские симпатии среди пуштунского населения. В субботу, после встречи с лидером Пакистана Мушарафом, президент Буш попросил северную коалицию не спешить с продвижением на Кабул. Из заявлений американских представителей можно сделать вывод, что Соединенные Штаты предпочли бы сейчас, чтобы северная армия обошла Кабул, продолжая наступление на юг, и оставила город с его символикой и проблемами за спиной, оставила определение его статуса и организацию потенциального коалиционного правительства дипломатам. В понедельник министры иностранных дел Соединенных Штатов, России, представители шести соседних с Афганистаном государств должны собраться в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН, чтобы попытаться определить пути формирования постталибского правительства. Но смогут ли министры оказаться более эффективными, чем главы афганских группировок, смогут ли они добиться чего-то большего, чем декларативных заявлений - неизвестно. Согласно публичным заявлениям соседей Афганистана, их мнение о том, кто должен быть представлен в новом афганском правительстве, противоположны. Россия и Пакистан однозначно твердо расходятся относительно включения в него умеренных представителей Талибана, в то время как Соединенные Штаты не пришли к однозначному заключению по этому важному вопросу.

По сообщениям американской печати, правительство Соединенных Штатов допускает, что талибы, бин Ладен и его террористическая сеть "Аль-Каиба" могут иметь запасы химического и бактериологического оружия. Но доступа к атомному оружию, по всему судя, у них нет.

Ян Рунов:

Американские газеты цитируют министра обороны Соединенных Штатов Доналда Рамсфилда, сообщившего о том, что американским самолетам удалось разбомбить предприятия, на которых могло производиться химическое или биологическое оружие по заказу бин Ладена и его террористической организации "Аль-Каида". По словам Рамсфилда, Соединенные штаты сделают все, чтобы не дать террористам возможность пустить в ход оружие массового уничтожения. Выступая в телекомпании CBS перед лицом страны, министр обороны Соединенных Штатов сказал: "Как только мы получим надежную информацию о разработках химического или бактериологического оружия в конкретном районе, мы примем меры". Он заявил, что бин Ладен не получил доступ к ядерному оружию, но может обладать средствами производства химического или бактериологического оружия. Советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райз в программе телекомпании АВС "Эта неделя" заявила, что поиск предприятий, где по заказу террористов может производиться химическое или бактериологическое оружие, в числе главных задач разведки Соединенных Штатов и ряда других стран. По данным американской разведки, бин Ладен в течение ряда лет упорно искал возможность закупок или производства оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Но, по мнению Госсекретаря Колина Пауэла, Бин Ладен вряд ли обладает ядерным оружием, а вот химическим или бактериологическим вполне возможно. И вполне возможно, что этот одержимый ненавистью человек может развеять такие виды оружия по всему миру. Заявления же бин Ладена об имеющемся у него атомном оружии Колин Пауэл назвал "диким бахвальством и шантажом". Свое заявление об обладании оружием массового уничтожения бин Ладен сделал в видеозаписи, видимо, в конце октября. Текст выступления был опубликован в английской газете "Санди таймс", а оттуда выдержки перекочевали в американские газеты. Например, "Уолстрит джорнал" приводит слова бин Ладена, что "такая цель террористического удара как Всемирный торговый центр была естественной". Газета "USA today" сообщает, что десять пакистанских ученых-атомщиков контактировали с представителями талибов и "Аль-Каиды". Речь шла о разработке ядерного оружия на территории Афганистана. Эти контакты, о которых узнала американская разведка, серьезное свидетельство ядерных аппетитов бин Ладена и его террористической организации. По этому поводу президент Буш заявил: "Террористы ищут выход на оружие массового уничтожения, которое станет инструментом превращения их ненависти в новый Холокост".

Тела трех западных журналистов, двух французов и одного немца, убитых в воскресенье на северо-востоке Афганистана находятся в настоящее время на пути на родину. Об обстоятельствах гибели трех журналистов и о первой реакции на их смерть рассказывает корреспондент радио Свобода во Франции Семен Мирский.

Семен Мирский:

О том, как погибли Жоанна Сюттон, Пьер Бийо и Фолкер Хандлойк, рассказали их коллеги, западные журналисты, находившиеся в бронетранспортере войск антиталибского Северного Альянса, попавшего в засаду. Полевой командир противостоящих талибам сил, назвавший себя Хасаном, предложил группе из шести западных журналистов удостовериться в том, что талибы покинули занимаемую ими линию обороны вблизи границы с Таджикистаном. Находившийся в бронетранспортере корреспондент австралийской газеты "Сидни морнинг гералд" Поль Макго рассказал, что журналисты, сидевшие на крыше БТРа, чтобы лучше видеть местность, неожиданно попали под сильный пулеметный и минометный огонь. БТР сделал крутой разворот и в этот момент несколько журналистов упали на землю. Судя по свидетельствам, Жоанна Сюттон и Пьер Бийо были убиты на месте. Обстоятельства гибели немецкого журналиста пока еще не до конца выяснены. Некоторые детали говорят о том, что он был убит позднее, возможно, расстрелян талибами. В любом случае, в момент, когда наряд отряда сопротивления нашел тело Фолкера Хандлойка, его фотоаппарата, равно как и личных вещей журналиста, при нем уже не было. Правительство Германии и Франции опубликовали специальные заявления в связи с гибелью трех журналистов, выразив соболезнование семьям покойных. Корреспондент первого канала французского телевидения Катрин Жонти, специализирующая на репортажах из горячих точек, сказала, что гибель трех журналистов в Афганистане вновь со всей остротой ставит вопрос личной ответственности журналиста за свою судьбу. "Решаясь отправиться в такое место как Афганистан, журналист должен знать, на что он идет", - сказала в радиоинтервью Катрин Жонти. И здесь к ней был обращен неизбежный в такой ситуации вопрос: а вы, Катрин, готовы идти на такой риск? "Я лично - готова," - ответила корреспондент французского телевидения.

XS
SM
MD
LG