Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Должен ли Ельцин уйти в отставку?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра Российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

В последние годы, когда Борис Ельцин начал вести себя все более непредсказуемо, некоторые американские эксперты мотивировали необходимость поддержки Ельцина тем, что он убежденный, и, так сказать, проверенный, демократ, гарантирующий продолжение процесса демократизации России. Насколько его последний шаг соответствует такой точке зрения?

Маршалл Голдман:

Я не думаю, что эта акция предпринята ради укрепления демократии, хотя сам Борис Ельцин может считать себя демократом и действовать в рамках российской Конституции. Проблема в том, что взгляды Ельцина могут не совпадать с реальностью. Можно ощущать себя демократом, действовать согласно букве закона, и, в то же время, наносить вред процессу демократизации. В данном случае, постоянной сменой премьеров он ослабляет правительство и дает повод критикам говорить о необходимости изменения действующей Конституции. Не исключено, что новый российский парламент попытается рано или поздно пойти на такой шаг, и никто не знает, чем он может завершиться. Очевидно, что такие действия Ельцина никак не способствуют укреплению корней демократии в России.

Юрий Жигалкин:

Некоторые наблюдатели трактуют увольнение Степашина как попытку предотвратить приход к власти на будущих президентских выборах кандидата коалиции Лужкова. Учитывая то, что основных действующих лиц этой коалиции трудно назвать убежденными демократами, ельцинский шаг можно трактовать и как желание предохранить российскую демократию. Насколько вы согласны с такой трактовкой?

Маршалл Голдман:

Я соглашусь с тем, что Ельцин, возможно, рассматривает свои действия в таком свете, но я не уверен, что эти действия приведут к желаемому им результату и предохранят демократию. На мой взгляд, Ельцин совершенно свободен высказываться о своем отношении к коалиции Лужкова и о том, что он будет вести кампанию, призывая избирателей не голосовать за ее кандидатов. Но он не имеет права самолично решать, что в данной ситуации лучше для России и использовать государственный механизм для осуществления своей идеи. Однако, окружение российского президента, по-видимому, готово прибегнуть, скажем, к услугам налоговой службы для преследования политических противников. У него в распоряжении есть и такой мощный инструмент, как отказ выдачи кредитов банкам, находящимся в руках сторонников политической оппозиции, или выдача лицензий на ведение бизнеса только людям из лагеря Ельцина. Такие попытки использования власти будут представлять прямую угрозу демократии.

Юрий Жигалкин:

Кое-кто сейчас говорит, что совершенно непредсказуемое поведение Ельцина представляет угрозу стране, что он, как честный человек, обязан уйти в отставку. Как вы считаете, что сейчас представляет большую опасность для России и демократии: уход Ельцина или продолжение его президентства?

Маршалл Голдман:

Когда президент уходит в отставку до формального окончания своего срока, то появляется серьезная опасность ослабления президентской власти и соблазн прибегнуть к такому способу вновь и вновь. Однако, поведение Бориса Ельцина в последние годы заставляет выдвинуть серьезные сомнения относительно его здоровья и способности принимать обоснованные решения. Его, можно сказать, капризное поведение подрывает веру общества в институт президентства, и я не вижу ничего страшного в том, что президент уходит в отставку по состоянию здоровья в соответствии с Конституцией. Другое дело, если он становится жертвой политических интриг. Так что я не вижу угрозы демократии в России в результате такого поворота событий.

XS
SM
MD
LG