Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одинокий кредитор - самый опасный враг России


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

В еще одном свидетельстве переоценки отношений Запада и России газета "Уолл-Стрит Джорнэл" опубликовала большую статью о западном финансисте, который вступил в многолетний судебный поединок с Кремлем, был разорен Москвой, однако, сумел привести ее в состояние постоянного волнения, претендуя на всевозможные российские активы за рубежом.

В своих собственных глазах, в глазах семьи и сторонников семидесятивосьмилетний Нессим Гаон борец за одну из самых священных вещей: за возвращение награбленного, в данном случае - займов, которые Москва не желает возвращать. В интерпретации заместителя министра финансов России Сергея Колотухина престарелый и серьезно больной швейцарский предприниматель "аморальная личность, которой неведомо сострадание". Замминистра финансов России называет его в интервью "Уолл-Стрит Джорнэл" "финансовым террористом" и говорит, что Россия не уступит. Это, по его словам, вопрос принципа.

Нессим Гаон был одним из первых западных предпринимателей, решивших рискнуть, начав бизнес в тогда еще советской России. Он предоставил российскому правительству многомиллионные займы для закупки самого разнообразного импорта: продовольствия, удобрений, медикаментов, которые Москва обещала оплачивать поставками нефти. Через несколько месяцев контракт был разорван российской стороной, и компания Гаона "Нога Экспорт и Импорт" оказалась в безнадежной ситуации: российское правительство, по сути, отказалось возвращать кредиты, обрекая компанию на банкротство. Несколько лет судебной тяжбы в Стокгольмском арбитражном суде завершились победой "Ноги", которой причиталось сто миллионов долларов. Компания, правда, утверждает, что она потеряла в шесть раз больше. Тем не менее, Россия не выплатила ни цента, и Нессим Гаон, хозяин "Ноги", в отличие от очень многих собратьев по печальному опыту, решил добиваться своего, используя принуждающую функцию правосудия. Он начал охоту за российскими активами за рубежом, заморозив, с помощью решений различных судов, активы российского правительства в Люксембурге, Швейцарии, Франции. В течение нескольких месяцев российское посольство в Париже было вынуждено перейти на строгую экономию, урезав количество икры и алкоголя, выделяемых для официальных приемов, поскольку его счета в банке были заморожены. Прошлой осенью перед полетом Владимира Путина в Париж, Кремль затребовал формальных гарантий того, что французы не арестуют президентский "ИЛ-96", ибо он принадлежит России, несостоятельному, в интерпретации суда, должнику. Бельгийский королевский музей отменил выставку драгоценностей из России, опасаясь их конфискации судебными властями.

"Уолл-Стрит Джорнэл" описывает эту эпопею с заметным сочувствием к герою статьи. А вот как оценивает историю американский экономист - профессор Хилсдейльского колледжа Ричард Эбелинг:

Ричард Эбелинг:

Я думаю, что эта история должна заставить российское правительство задуматься над последствиями отказа выполнять свои обязательства по контракту. Хорошо, если она сможет убедить российское правительство действовать законно, в соответствии с нормальными юридическими нормами. Честно говоря, я восхищаюсь этим человеком: он не стал просить у своего правительства компенсации за потери в России, гарантий, а он прямо требует денег с должника.

Юрий Жигалкин:

И эта, широко теперь афишируемая в западных средствах информации борьба может выставить в двусмысленном свете западные правительства, которые потакали Москве.

XS
SM
MD
LG