Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американский эксперт о Лиссабонском саммите


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Лиссабонские переговоры уникальны. Это - первая трехсторонняя встреча, на которой США, ЕС, и Россия выступают в индивидуальных ролях. Это не случайно, поскольку основной темой переговоров является Чечня, а европейские столицы гораздо более активно, чем Вашингтон, требовали от Москвы прекращения войны в Чечне и обеспечения прав мирных жителей. Сейчас ЕС хочет большего, чем предлагает Россия, Москва согласилась допустить на Северный Кавказ представителей Совета Европы, которые присоединятся к российской Комиссии по правам человека, и Верховного Комиссара ООН по правам человека. Однако, ЕС предлагает привлечь к этой работе ОБСЕ, которая теоретически обладает большим весом и влиянием, чем иные группы, поскольку Россия является ее членом. Наблюдатели говорят, что перед Западом на этой встрече стоит сложная задача: во-первых, высказать России все, что западные столицы думают по поводу ее поведения в Чечне, добиться соблюдения ей прав человека в республике, а во-вторых - попытаться наладить сносные рабочие отношения в области разоружения, восстановить, например, понимание по косовской проблеме. Но многое будет зависеть о того, чем обернется чеченская часть переговоров. Вот что говорит известный американский политолог, сотрудник Центра стратегических и международных исследований Ден Гуре:

Ден Гуре:

Похоже, что Россия сейчас следует, если можно так выразиться, "мудрой" стратегии. Снеся с лица земли несколько населенных пунктов в Чечне, Москва объявила, что военная кампания закончена и даже сделала намек на возможность политических переговоров с чеченцами. Следующий ее шаг - успокоить возмущенных европейцев, чем в Лиссабоне и занимается министр иностранных дел России, уверяя всех, что чеченская кампания не является признаком скатывания России к авторитаризму, и что Путин - демократически мыслящий человек, а Москва готова вести переговоры даже по поводу Косово. Пока эта стратегия работает: Запад отправляет в Чечню своих наблюдателей и предоставляет гуманитарную помощь, не добившись всего требуемого, а Россия не поступилась при этом ни долей суверенитета.

Юрий Жигалкин:

Означает ли это, что Москва добилась, по крайней мере, внешне в Чечне своего, и что Запад готов к восстановлению с ней нормальных отношений, несмотря ни на что?

Ден Гуре:

Это, я думаю, тот же случай, что и во время предыдущей чеченской войны. Международное сообщество наблюдало со стороны за происходящим и пыталось вмешиваться исключительно на гуманитарном уровне. Сейчас мало кто верит в то, что Москва может полностью подавить чеченское сопротивление. Запад будет продолжать требовать соблюдения прав человека, но он готов идти дальше в двусторонних отношениях. Западные столицы хотят установить работоспособные отношения с Путиным, потенциальным президентом России, и восстановить старые связи, и надо сказать, что они могут себе это позволить, поскольку чеченская тема исчезла с первых страниц мировых газет

XS
SM
MD
LG