Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Падение мировых цен на нефть


После почти двухлетнего безостановочного роста мировые цены на нефть, как и предсказывали аналитики, стали падать, причем настолько быстро, что страны-члены ОПЕК намереваются объявить в середине ноября о серьезном сокращении экспорта нефти, надеясь таким путем предотвратить дальнейшее падение цен, лишающее их десятков миллиардов долларов доходов. Что происходит с мировыми ценами на нефть и как на них влияет российский фактор? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с сотрудником вашингтонского института Кейто Джерри Тэйлором.

Юрий Жигалкин:

Многие аналитики не смогли около двух лет назад предсказать гигантского скачка цен на нефть, большинство из них настойчиво предрекали падение цен, в то время, как они были стабильно высоки, теперь же, когда цены падают, некоторые специалисты удивляются, говоря, что это ненормальная тенденция в условиях тревожной международной обстановки, конфликта вблизи нефтедобывающего региона. Существует ли разумное объяснение процесса формирования цен на нефть?

Джерри Тэйлор:

Первоначальный прыжок мировых цен на нефть был производным благоприятного для нефтепроизводителей экономического цикла. Главным образом он был вызван возвращением к жизни экономики стран Юго-восточной Азии, оказавшихся годом раньше жертвами финансового кризиса. Редкий рывок спроса на нефть вкупе с экспортными манипуляциями стран-членов ОПЕК, к которым, надо заметить, в тот момент присоединилась Россия, и привел к повышению цен на энергоносители до самого высокого за десятилетие уровня.

Ныне экономическая картина в корне изменилась. Американская экономика, скорее всего, находится в состоянии рецессии, к этому же состоянию приближается и ведущие европейские государства. Спрос на нефть стал падать еще задолго до терактов одиннадцатого сентября, которые усугубили негативную экономическую тенденцию. В таком контексте резонно ожидать возвращения к естественной в последние десятилетия ситуации, в которой цены на нефть неуклонно снижались.

Можно сказать даже больше - проблема с формированием мировых цен на нефть и, соответственно, их предсказанием, состоит в том, что соотношение спроса и предложения - лишь один из факторов, влияющих на них. Страны ОПЕК традиционно пытались удержать искусственный уровень цен на нефть. Можно предположить, что если бы не их манипуляции, цена барреля нефти колебалась бы где-нибудь в районе десяти долларов. В конце концов, себестоимость ближневосточной нефти около полутора долларов за баррель. Но нравится нам это или нет, основной источник нефти находится в Персидском заливе и государства, обладающие им, имеют возможность влиять на рыночные процессы.

Юрий Жигалкин:

Что в такой ситуации может быть выгодным для России? Следовать за ОПЕК или продолжать выдавать нефть на рынок, используя все возможности, как собственно, и пообещал Соединенным Штатам российский президент?

Джерри Тэйлор:

Традиционно, когда ОПЕК поднимала цены Россия, Норвегия и Мексика, - крупнейшие производители, не входящие в нефтяной картель, - увеличивали продукцию и отчасти балансировали акции ОПЕК, зарабатывая при этом на повышающихся ценах. Два года назад они решили действовать в унисон с ОПЕК, цены взлетели, а вскоре эта тройка опять махнула рукой на квоты.

Сейчас Россия оказалась в довольно сложной ситуации. Я не уверен, что у нее есть возможности для увеличения экспорта настолько, чтобы компенсировать убытки даже в условиях низкой стоимости нефти на рынках, так что сохранение высоких цен на нефть в ее интересах. С другой стороны, попытка выступить одним фронтом с ОПЕК, сокращение экспорта может оказаться неприемлемым с точки зрения международных отношений политическим шагом, ведь президент Путин заверил Вашингтон, что Москва готова в силу возможностей компенсировать нефть, которая может потеряна для рынков в результате проблем на Ближнем Востоке. Мало того, России надо добывать, чтобы иметь средства на развитие отрасли, на инвестиции в новые нефтеразработки, любое снижение выработки неизбежно влечет сокращение средств в разведку и сооружение новых скважин и обустройство действующих. Именно от этого зависит ее будущее как экспортера энергоносителей.

XS
SM
MD
LG