Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

США - Россия: сближение или фальстарт?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом.

Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шароградский:

Что может означать для американо-российских отношений беспрецедентно активное общение с российским руководством сразу трех высших деятелей американской администрации, приехавших в Москву с большими надеждами: преддверие радикального улучшения двусторонних отношений? Каковы шансы на то, что две страны смогут найти общий язык по принципиальным вопросам? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Многие американские наблюдатели откликаются на последние события в американо-российских отношениях выводом: невероятно. Как бы вы оценили инициативы Белого Дома и Кремля?

Маршалл Голдман:

Возможно, наиболее удивительным результатом встреч двух президентов стал визит в Москву министров финансов и торговли Соединенных Штатов. Это выглядит полным поворотом администрации от твердой позиции, которой она придерживалась с самого начала: никакой финансовой помощи России до тех пор, пока она не докажет своей готовности бороться с коррупцией и проводить реформы. Внезапно администрация начала намекать на возможность возобновления экономической поддержки России и проявляет готовность поощрять инвестиции. Я, честно говоря, сильно удивлен и объяснил бы такой принципиальный поворот лишь одним: администрация по мере приобретения опыта начала осознавать, что строить политику на основании предвыборных заявлений невозможно, партнерство с Россией в том или ином виде необходимо, оно в стратегических интересах Соединенных Штатов. Но столь неожиданный радикальный поворот может отражать, я думаю, неопытность президента Буша, который делает ставку на отношения с Владимиром Путиным, действуя так же, как его предшественник Билл Клинтон, хотя Буш и критиковал Клинтона за тесные отношения с Борисом Ельциным.

Юрий Жигалкин:

Что, если это попросту прием со стороны Белого Дома: грубо говоря, надежда купить российское одобрение идеи противоракетной обороны?

Маршалл Голдман:

Это очень вероятно, но российская сторона должна быть очень наивной для того, чтобы рассчитывать на заметную американскую помощь. Прежде всего, у администрации нет средств на нее, наоборот, она урезает расходы, где может, во-вторых, Белый Дом не может принудить американских инвесторов идти в Россию. Если министр финансов О'Нил и перестанет говорить о коррупции в России и попрании прав иностранных инвесторов, они сами видят, что происходит в России, несмотря на уверения властей. Даже канадское правительство только что было вынуждено прекратить инвестиции в российскую нефтяную отрасль, не выдержав схватки с русскими, претендовавшими на то, что принадлежало канадцам.

Юрий Жигалкин:

Но если Джордж Буш в действительности намерен установить близкие партнерские отношения с российской администрацией, насколько велики его шансы на успех, учитывая скептическое отношение к России в Конгрессе? Могут ли помешать этому сближению, скажем, чеченский конфликт или неготовность Кремля бороться с коррупцией?

Маршалл Голдман:

В Конгрессе есть люди, настроенные скептично по отношению к внезапному развороту американской политики. В отличие от президента Буша они не считают, что президент Путин заслуживает однозначного доверия. Они помнят о его профессиональном прошлом, они видят, как его администрация относится к своим оппонентам. Так что возможно двум президентам удастся поддерживать хорошие отношения на словах, но вряд ли за ними будет реальное содержание.

XS
SM
MD
LG