Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пентагон намерен расширить пропагандистскую кампанию за рубежом


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Вполне возможно, что Пентагону будут приданы несвойственные ему функции воздействия на общественное мнение зарубежных стран, причем не исключено, что военному ведомству будет дано право на распространение дезинформации. Данные о существовании таких планов просочились в американскую прессу.

Своим рождением малочисленный, но щедро финансируемый Отдел стратегического влияния обязан терактам 11 сентября. Вскоре после начала антитеррористической кампании Белый Дом осознал, что борьба за общественное мнение, особенно в арабских и мусульманских странах - чрезвычайно важный аспект антитеррористических усилий. Госдепартамент нанял одну из звезд рекламного бизнеса для руководства отделом, бросившим пропагандистский вызов Осаме Бин Ладену и его фанатичным сторонникам. Белый Дом создал и так называемую "военную комнату", где каждый день четко проговариваются позиция и тезисы администрации относительно развития антитеррористической кампании.

Что будет входить в функции пентагоновского Отдела стратегического влияния - пока не ясно. Его окончательный статус еще не утвержден президентом, а обсуждение проходит почти в полной тайне. Тем не менее, ожидается, что в его состав будет включено армейское командование психологическими операциями, осуществлявшее, например, пропагандистскую атаку в Афганистане, а также новое для армии подразделение, которое должно оказывать влияние на зарубежную аудиторию. Но вот эта формулировка, прозвучавшая в устах одного из представителей новорожденного отдела, вызвала наибольший интерес. Согласно сведениям газеты "Нью-Йорк Таймс", специальный отдел Пентагона намеревается взять на себя не только функцию информирования зарубежного общественного мнения, но иногда и дезинформирования, анонимно рассылая электронной почтой сведения в иностранные средства информации. Судя по всему, обеспокоенные таким возможным расширением функций военного ведомства несколько сотрудников Пентагона пошли на контакт с американской прессой, опасаясь, что осуществление этой идеи может дискредитировать Министерство обороны. Чем можно объяснить интерес Пентагона к области деятельности, прежде относимой строго к прерогативе спецслужб? Вопрос американскому военному эксперту, сотруднику фонда "Heritage" Бейкеру Спрингу:

Бейкер Спринг:

Я полагаю, что это результат анализа опыта войны в Персидском заливе и афганской операции, из которого следует, что эффективное информационное обеспечение военных операций - принципиально важно для успеха военной кампании, и использование пропагандистских инструментов, в том числе дезинформации, вполне оправданно, когда речь идет о достижении победы над противником. Практически невозможно представить, что официальные представители Пентагона начнут распространять недостоверную информацию. Не надо забывать, что министр обороны Дональд Рамсфелд поручился за точность того, что сообщается на пентагоновских брифингах. Скорее всего, речь идет о повышении эффективности роли отдела, давно занимавшегося психологическим обеспечением военных операций, а комментарии прессы лишь сильно преувеличивают значимость происходящего.

Юрий Жигалкин:

Таково мнение известного военного эксперта Бейкера Спринга. Тем не менее, если точные функции нового пентагоновского Отдела стратегического влияния еще не понятны, совершенно очевидно то, что США намерены начать новую для себя борьбу - борьбу за международное общественное мнение.

XS
SM
MD
LG