Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Андрей Шароградский - о китайских интересах в Ливии


Андрей Шароградский

Андрей Шароградский

В Пекине находится с визитом глава министерства иностранных дел Ливии Абдул-Ати аль-Обейди. Он прибыл в Китай через несколько дней после того, как власти КНР официально признали контакты с представителями противостоящего режиму Муамара Каддафи ливийского переходного национального совета.

Китай воздержался при голосовании по резолюции ООН, разрешающей проведение военной операции в Ливии. В последние недели официальный Пекин не раз критиковал участвующие в этой операции страны из-за излишнего, на его взгляд, применения силы.

- Чем определяется позиция Китая по отношению к конфликту в Ливии?

- Позиция продиктована прагматизмом, и это видно даже из комментариев, которые публикуются на сайте газеты "Жэньминь жибао". Один из них, например, озаглавлен так: "Что делать с потерями Китая в связи с ливийским кризисом". Китайские инвестиции в Ливии гигантские: говорится о 50 проектах на сумму, согласно некоторым источникам, 18 миллиардов 800 миллионов долларов. Высказывается большая озабоченность по поводу того, что активы ливийских компаний заморожены и, соответственно, расплачиваться по долгам Ливия сейчас не будет. Будут ли выполнять контракты ливийские повстанцы, ливийская оппозиция, если она победит – непонятно. И сегодня есть контакты как с оппозицией, так и с официальными властями.

- Если Пекин обладает столь серьезными экономическими связями с режимом Каддафи, почему он резко не выступил против резолюции ООН, которая разрешила введение бесполетной зоны над Ливией?

- На этот вопрос ответить гораздо сложнее. Но здесь нужно, видимо, принимать во внимание весь контекст ситуации, в которой принималась эта резолюция. В данном случае речь идет о том уровне отношений, который поддерживался, прежде всего между Китаем и Соединенными Штатами. Идти на открытую конфронтацию с США и с европейскими странами Китаю не хотелось. А вторая возможная причина: режим Каддафи выглядел очень неустойчивым, поэтому Китай, видимо, рассчитывал на то, что он быстро падет, удастся стабилизировать обстановку и свести к минимуму свои возможные экономические потери. Но, как мы видим, этого не произошло. И уже в первые недели после принятия этой резолюции Китай стал критиковать страны Запада за то применение излишней силы, делать довольно формально звучащие заявления о необходимости примирения сторон. То, по какому сценарию пошло развитие событий, вызвало и раздражение, и озабоченность у Пекина.

Кстати, китайские источники довольно часто сравнивают позицию Китая и позицию России. Они признают, что у России, которая тоже имеет контракты с Ливией, в том числе в энергетической отрасли, есть серьезные потери. Но Россия, как экспортер энергоносителей в связи с ростом цен на нефть, теряет меньше, чем Китай. И удары именно по китайской экономике в этих комментариях называются значительно более жесткими, чем по России.
XS
SM
MD
LG