Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Сокуров как исследователь власти


Александр Сокуров

Александр Сокуров

14 июня исполнилось шестьдесят лет одному из самых известных российских кинорежиссеров, Александру Сокурову.

Сокуров, признанный мэтр отечественной киношколы, известен медленной авторской манерой съемок и стремлением к философскому осмыслению общественной реальности. За три с лишним десятилетия работы в кино Сокуров снял почти пятьдесят художественных и документальных фильмов. Заметными событиями в культурной жизни последнего десятилетия становились дискуссии о его фильмах из так называемой тетралогии о власти – "Молох" об Адольфе Гитлере, "Телец" – о Владимире Ленине, "Солнце" – об императоре Хирохито. Сокуров закончил работу над завершающим эпизодом тетралогии – вольной экранизацией "Фауста".

О творчестве Александра Сокурова Радио Свобода рассказал кинокритик Андрей Плахов:

– Творчество Сокурова очень разнообразно. Он работал в самых разных направлениях. Начинал с очень камерной, но в то же время проникнутой эпическим дыханием экранизации рассказа Платонова "Река Потудань" – "Одинокий голос человека". Уже этот фильм показал, что в кинематограф пришел серьезный и большой художник. Но было это в те времена, когда фильмы, поднимавшиеся над неким уровнем официальной пропаганды, ложились на полку. Молодого режиссера, который еще не имел имени, постигла именно эта участь. И вторая его работа – экранизация пьесы Шоу "Скорбное бесчувствие" – также обосновалась на полке. Фактически его карьера была почти что обречена, но он сумел, даже тогда, найти обходные пути. Снял несколько документальных фильмов, короткометражных работ. Некоторые из них все-таки пробились к зрителям. А потом, когда произошла перестройка, все его картины дошли до экрана и стало понятно, что это режиссер очень крупного масштаба, способный работать в разных направлениях и добиваться серьезных результатов.

Он оказался режиссером широкого диапазона, чего от него никак не ждали вначале. Тогда казалось, что он представитель герметичного авторского кино, наследующего традиции Тарковского. И Сокуров действительно в чем-то наследовал Тарковскому, но все-таки он режиссер совершенно другого плана – и по мировоззрению, и по стилистике. Нравится он кому-то или нет – это не имеет никакого значения. Он свое место занял.

– На протяжении всей своей карьеры Сокуров работает одинаково сильно, выпускает фильмы, которые становятся предметом общественных дискуссий. В чем секрет Сокурова?

– Это крайне редко бывает с режиссерами. В наши дни, когда вроде бы нет цензуры, стало трудно работать по другой причине. Сложно доставать деньги на постановки именно такого авторского кино, много других проблем. Многие режиссеры очень быстро выдыхаются, сходят с дистанции. Сокуров как раз отличается тем, что все эти десятилетия продолжает работать как сильный стайер на длинной дистанции. Когда-то, когда его запрещали, он написал письмо Армену Медведеву, одному из руководителей Госкино, где сказал о том, что мечтает очень много работать. Тогда он завидовал тем коллегам, которые выпускали по 3-4 фильма в год. И вот сейчас Сокуров достиг такого же темпа: он выпускает множество фильмов – и документальных, и игровых, и экспериментальных. Его творчество продолжает развиваться, набирать какую-то невероятную интенсивность.

– Вы могли бы назвать его произведения, которые можно считать актуальным общественно-политическим высказыванием? Или это все-таки больше искусство для искусства, философские размышления?

– Политическая актуальность в его работах есть. Сокуров – достаточно ангажирован политически и граждански, но, конечно, в первую очередь, он художник. Поэтому в его в работах публицистика и политические или социальные идеи не выпирают на первый план, наоборот, они спрятаны в художественной ткани. В этом смысле он, безусловно, художник и философ. Но у него есть свое понимание искусства, своя концепция кинематографа, свое отношение к литературе, ярко выраженное во многих фильмах. В частности, тетралогия о власти, безусловно, стала и общественным событием также. Она достаточно широко обсуждалась. Дискуссия продолжится после появления новой картины "Фауст", – заключил Андрей Плахов.

Писатель Юрий Арабов написал сценарии к восьми фильмам Александра Сокурова, в том числе – к фильмам тетралогии о власти. Он считает, что Сокуров – уникальная фигура:

– Наша культура всегда держалась не столько на качестве созданного, но и на неких моральных авторитетах. Толстой был гением, признанным во всем мире, но его моральный авторитет, по-моему, даже превышал весомость им написанного. Для меня Александр Сокуров – это один из немногих сегодня моральных авторитетов в стране. Даже люди, которые не всегда понимают его творчество, признают в Сокурове некий моральный и духовный фактор. И это очень важно для России, раздробленной на тысячи частей страны. В этой ситуации важны люди, про которых нельзя сказать, что они идут на бесконечные компромиссы, делают коммерческую продукцию. Сокуров в этом плане – одна из немногих оставшихся уникальных фигур. Это человек, который задает некую планку тому, что происходит сегодня в нашей жизни.

– Вам сложно с ним работать?

– Мне не сложно с ним работать, потому что мы знаем друг друга 30 лет. Другое дело, что вокруг нас и вокруг наших совместных работ очень много всякого рода кулуарных спекуляций. Есть ряд людей, которые хотят нас развести. Кроме всего прочего, у Александра Николаевича есть своя программа, а у меня – своя. Когда они совпадают – слава богу, но иногда они не совпадают. В целом мне работать с ним легко вне зависимости от результата.

– Многие с нетерпением ждут выхода "Фауста". Есть ли надежда, что он появится на Венецианском фестивале? Вы видели последнюю версию картины?

– Видел. Картина осталась тем, чем она и должна быть – нашим совместным, очень артикулированным высказыванием о современном человеке, о том, что с ним происходит. Я доволен тем, что этот фильм очень ясен по языку, это высказывание, которое дорогого стоит. Кроме всего прочего, для меня это картина с неким глубинным религиозным сюжетом. Хотя сам Александр Николаевич иногда открещивается от религиозности, но это просто часть нашей традиционной культуры. Ведь даже если мы снимаем про то, что Бога нет, это все равно религиозная картина. Этот фильм о современном человеке, о том, существуют ли у него какие-либо связи с метафизикой. О том, что современный человек не соблазнен чертом, а на самом деле доходит до того, что он сам старается соблазнить черта или то, что вместо него.

– Как вы думаете, удалась ли тетралогия, которую пресса пафосно называет тетралогией о власти?

– Я абсолютно не знаю, получилась ли тетралогия. Но то, что последняя картина – взгляд на власть, взгляд на человека, который может властвовать, это абсолютно точно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG