Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Владимир Прибыловский – о политике Михаиле Прохорове


Владимир Прибыловский

Владимир Прибыловский

25 июня в Москве пройдет съезд партии "Правое дело", на котором будет избран ее новый лидер – один из крупнейших российских предпринимателей Михаил Прохоров.

С Прохоровым связаны самые разные истории – от создания проекта "Ё-мобиль" и предложений по реформированию Трудового кодекса, вызвавших протесты профсоюзов, до покупки баскетбольного клуба в США, от поддержки благотворительного фонда до скандала на горнолыжном курорте Куршевель во Франции, где против Прохорова, приехавшего в сопровождении группы девушек, начали расследовать дело по подозрению в организации сети проституции.

Зачем Прохоров идет в политику? Об этом рассуждает политолог Владимир Прибыловский.

– Среди образованной публики у него имидж неплохой. Ну, плейбой… Веселый. Не жадный. Сестра его вообще занимается очень полезными и популярными среди интеллигенции проектами – журнал "Новое литературное обозрение", например. О каком-то воровстве, гнусностях ничего не слышно. Такой нормальный молодой миллиардер. С другой стороны, в народе, во-первых, его числят скопом среди "гнусных олигархов", во-вторых, непопулярны его непродуманные заявления о том, что нужно увеличить рабочую неделю, повысить пенсионный возраст. В России за это никого не полюбят.

– А нет у вас ощущения, что в последнее время Прохоров становится все более известен?

Зачем "Правое дело" укрепляют Прохоровым или Прохорову навязывают финансирование "Правого дела", я не знаю, но никаких электоральных перспектив, конечно, у этой партии в ближайшее время нет
– Населению он стал известен, разумеется, благодаря скандалу в Куршевеле. Благодаря этому случаю он вышел за пределы широкой популярности в узких кругах и стал более или менее известен в стране. Умеренно, – до Абрамовича и Березовского ему пока еще далеко, – но известен.

– Нынешнее объединение Прохорова и "Правого дела" – каковы его перспективы, учитывая такое отношение к нему?

– Если говорить об электоральных перспективах, то и у "Правого дела", и у Прохорова они находятся в пределах статистической погрешности и даже менее нее, потому что статистическая погрешность – 3,5%, а у "Правого дела", я думаю, – неполный один процент при честных выборах. Ну, и у Прохорова, считая, что он самый симпатичный из финансовых магнатов, – тоже... Вот у Ходорковского уже есть некоторое количество процентов, которые готовы голосовать за него, как за президента или лидера партии. Может, это пока меньше его негативного рейтинга, но я бы сказал, что за Ходорковского как за президента готовы голосовать 10-12%, а ненавидят его 15%. Прохоров же ничем не прославился, как политический лидер.

Я думаю, что партию ему поручил Кремль или какая-то из фракций Кремля для каких-то своих целей, может быть, научных, – выяснить, сколько, в конце концов, процентов готово голосовать за такую программу в России: капитализм западного типа с поправками на XIX век. Зачем "Правое дело" укрепляют Прохоровым или Прохорову навязывают финансирование "Правого дела", я не знаю, но никаких электоральных перспектив, конечно, у этой партии в ближайшее время нет.

– У вас есть понимание: Прохорова "бросили" на "Правое дело" или Прохоров захотел какой-то политической деятельности, и тогда ему вручили "Правое дело" – для начала?

– В принципе возможны оба варианта, хотя, думаю, что скорее первый: Прохорову дали общественную нагрузку. Но может быть, в какой-то степени, и второй вариант. Может быть, Прохоров с возрастом остепеняется, начинает думать о политическом будущем. С другой стороны, сейчас начинать политическую деятельность без согласия Кремля и Белого дома невозможно. Я думаю, что все-таки инициатива исходила, скорее, от Кремля.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG