Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Платон Лебедев свободы не удостоен


Платон Лебедев в зале Вельского суда

Платон Лебедев в зале Вельского суда

В Вельске Архангельской области 27 июля продолжилось рассмотрение ходатайства бывшего совладельца нефтяной компании ЮКОС Платона Лебедева об условно-досрочном освобождении. Решение суда, вынесенное в результате двухдневного разбирательства: основания для УДО отсутствуют.

Сайт Радио Свобода вел прямой репортаж из зала Вельского районного суда, где решался вопрос: достоин ли Платон Лебедев досрочного освобождения.

26 июля, в первый день судебного процесса, администрация вельской колонии №14 заявила, что считает нецелесообразным удовлетворять прошение Лебедева.

Первые два часа второго дня заседания председательствующий в процессе судья Николай Распопов исследовал те документы, на которые впоследствии будет ссылаться защита, прокуратура и представители администрации колонии при отстаивании своей позиции. Таких документов в деле много: выдержки из приговоров Мещанского и Хамовнического судов Москвы, кассационные определения Мосгорсуда по двум приговорам так называемого "дела ЮКОСа". Кроме того, судья перечислял медицинские справки и документы, приложенные к делу, характеристики, поступавшие в разное время из разных мест лишения свободы, в которых содержался Платон Лебедев...

Платон Лебедев выступил с пояснениями, касающимися оглашенных судом документов. В частности, он обратил внимание председательствующего на то, что за годы, которые он находится в местах лишения свободы, ему вынесено более 20 взысканий – и большинство из них давно погашены. Платон Лебедев считал важным пояснить суду, почему он не пытался обжаловать подобные взыскания. По его словам, если администрация колонии захочет к человеку придраться, найти в его действия нарушения, она это сделает в любом случае – бороться совершенно бесполезно. Лебедев обратил внимание суда, что все эти взыскания накладывались на него вскоре после того, как он совершал какие-то процессуальные действия. Например, направлял жалобы в органы прокуратуры, заявление о преступлении, совершенном членами следственной бригады, которая занималась делом ЮКОСа. Или когда он написал жалобу в Европейский суд по правам человека. Или когда в судах рассматривалось какое-то из очередных дел, связанных с жалобами Платона Лебедева... Таким образом, все эти взыскания, утверждает Лебедев, были своеобразной местью.

Платон Лебедев также сообщил, что с ним всегда сидят "специально обученные люди", которые поставляют "куда надо" соответствующую информацию. Он вспомнил, как ему отказали в лекарствах, наказав таким образом за строптивость…

Затем представитель администрации вельской колонии, в которой Платон Лебедев отбывает наказание в настоящее время, попросил суд приобщить к делу дополнительные материалы, связанные с одним из взысканий, полученных Лебедевым уже в Вельске (взысканий два, они не погашены и тоже не были обжалованы). Именно наличие непогашенных взысканий очень часто становится препятствием для того, чтобы было вынесено решение об условно-досрочном освобождении заключенного.

Адвокаты Лебедева попросили суд отказать в приобщении к делу "гадостей", поступивших из колонии – рапортов о нарушениях, совершенных Лебедевым за последние две недели. Судья эту просьбу защиты удовлетворил, указав на то, что документы оформлены ненадлежщим образом.

После обеденного перерыва администрация колонии №14 повторно внесла в суд документы о наложенных на Платона Лебедева взысканиях. Пакет документов - тот же, что раньше, но снабженный печатями учреждения - суд приобщил к делу.

Адвокаты Лебедева просили отклонить ходатайство исправительного учреждения о приобщении этих документов к делу, заявив, что обстоятельств, которые позволяли бы повторно рассматривать данные документы, нет. К тому же, как заявил один из адвокатов, Константин Ривкин, среди документов нет постановления за подписью начальника колонии. Защита также просила суд обратить внимание на вторую страницу документа, где приводились данные из справки о принятых мерах по факту нарушения: "Получается, что с Платоном Леонидовичем проведена беседа, и, кроме того, объявлен устный выговор. Дважды за один и тот же проступок к подзащитному применялись меры", - заявил адвокат.

По словам другого адвоката, Владимира Краснова, "трудно отделаться от впечатления, что изменение позиции произошло под влиянием внешних факторов".

После того, как суд завершил ознакомление с документами, слово было предоставлено Платону Лебедеву. Сначала он задал несколько вопросов представителю вельской колонии №14 Анатолию Корсунскому.

Лебедев: Известно ли вам о существовании Конституции?

Корсунский: Да.

Лебедев: Объясните, почему используемое мной конституционное право на обжалование приговора, использовано в характеристике колонии в качестве основания для вывода о нецелесообразности предоставления мне УДО?

Корсунский: При составлении характеристики учитывался весь период отбывания наказания. Осужденный имеет непогашенное взыскание, мер для погашения иска не предпринимает.

Лебедев: Почему в характеристике колонии отражены заведомо недостоверные сведения о непогашенных исках? Зачем вы пытаетесь ввести суд в заблуждение?

Корсунский: Факт погашения не установлен...

(Позже, когда пришло время для выступления адвокатов Платона Лебедева, один из них, Константин Ривкин, очень подробно рассказал суду о том, как и когда погашались иски).

Затем Платон Лебедев обратился к суду с просьбой удовлетворить ходатайство о его условно-досрочном освобождении. Обращаясь к председательствующему в процессе, Лебедев сказал: "Я считаю, что в России недопустимо наличие политических заключенных. Вам предоставляется шанс это исправить". Кроме того, он отметил, что нуждается в лечении, а также - что уже более восьми лет "лишен свободы и возможности быть мужем, отцом и дедом". "Это огромный срок. Это больше, чем две Великие Отечественные войны вместе взятые", - сказал Платон Лебедев.

Затем выступали адвокаты Платона Лебедева, вновь подробно изложившие аргументы в пользу его условно-досрочного освобождения.

После завершения выступлений адвокатов, в 17:12 мск., судья объявил очередной десятиминутный перерыв, после которого слово было предоставлено представителю прокуратуры.

Прокурорский работник, в отличие от адвокатов, был краток. Он отметил, что, действительно, выступавшие на суде свидетели стороны защиты весьма высоко оценили личные и деловые качества Платона Лебедева, однако сведения о личности Лебедева уже были раньше приняты во внимание другим судом - при вынесении приговора по уголовному делу. При рассмотрении вопроса об УДО, подчеркнул прокурор, принимается во внимание совсем другое, а именно - встал ли заключенный на путь исправления. На путь исправления, по мнению выступавшего, Платон Лебедев не встал, о чем свидетельствуют материалы, предоставленные исправительной колонией №14.

"В судебном заседании не получено объективных сведений, что осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Осужденный не признал вины. На сегодняшний момент у него имеется 20 взысканий, одно из них не погашено", - заявил прокурор. Он также сообщил, что и иски остались непогашенными - как будто не слышал длинного выступления Константина Ривкина.

"Оснований для УДО Лебедева не усматриваю и в ходатайстве Лебедева прошу отказать", - завершил свою краткую речь представитель прокуратуры, верочтно, уверенный в том, что, находясь на свободе, Платон Лебедев будет представлять опасность для общества.

После этого судья удалился для вынесения решения, объявив, что заседание возобновится примерно в 8 часов вечера.

В 20 часов заседание не возобновилось. И только в 20:40 в зал ввели Платона Лебедева, а через несколько минут появился председательствующий в процессе Николай Распопов.

Судья подробно пересказал доводы адвокатов Платона Лебедева в пользу его досрочного освобождения (уникальные личные качества осужденного; дети, более 8 лет растущие без отца; плохое состояние здоровья), отразив в своем постановлении и такую позицию защиты: непризнание осужденным своей вины не может служить основанием для отказа в условно-досрочном освобождении.

Затем председательствующий перешел к изложению доводов представителей ФСИН и прокуратуры, уверенных в том, что Лебедев не достоин УДО. Эти доводы убедили Николая Распопова больше, чем доводы адвокатов:

"Лебедев отбывает наказание за совершение тяжких преступлений и в содеянном не раскаивается. На протяжении длительного периода допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания, ни разу не поощрялся, динамика его поведения не подтверждает намерения к законопослушному поведению. Принимая во внимание изложенное, а также мнение администрации исправительного учреждения и прокурора, суд считает, что цели наказания не достигнуты, основания для признания Лебедева не нуждающимся в отбывании наказания - отсутствуют... Суд постановил в удовлетворении ходатайства об УДО Лебедева отказать. Постановление может быть обжаловано в Архангельском областном суде в течение 10 суток со дня его вынесения", - завершил чтение постановления судья.

Некоторые подробности.

Отказывая в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Платона Лебедева, председательствующий Николай Распопов фактически процитировал сказанное представителем прокуратуры о том, что Платон Лебедев не встал на путь исправления, и те наказания, которые были назначены ему двумя приговорами суда – Мещанского и Хамовнического – до сих пор должны оставаться в силе. При этом судья сказал, что сообщение адвокатов о том, что все задолженности Платона Лебедева были погашены перед гражданскими истцами по первому приговору, тоже не имеет большой силы, поскольку это было не добровольное погашение задолженностей, а принудительное. Но, вообще-то, во время оглашения решения складывалось впечатление, что судья готов освободить Платона Лебедева условно-досрочно, во всяком случае, он часто ссылался на то, что те или иные обстоятельства не имеют принципиального значения для того, чтобы освобождать человека досрочно. Но, в итоге, все-таки встал на позицию прокуратуры и представителей администрации колонии.

Мотивировочная часть могла убедить, наверное, только сотрудников прокуратуры, поскольку все их доводы, произнесенные в ходе судебного заседания, фактически были развенчаны защитой. И складывается такое впечатление, что судья просто не нашел в себе силы для того, чтобы встать поперек мнения прокуратуры и администрации колонии.

В то время, когда Николай Распопов оглашал свое решение, Платон Лебедев грустно улыбался, и какой-то заметной реакции не было, но складывалось такое ощущение, что он был готов к подобному решению, во всяком случае, оно его не удивило. Очень расстроены жена и старшая дочь Платона Лебедева, которые здесь, в суде, тоже слушали оглашение этого решения по ходатайству об УДО. Ну, и адвокаты, конечно, разочарованы, хотя они тоже отметили, что в принципе были готовы к такому повороту.

В судебной комнате для совещания судья провел несколько часов, но это обычная практика. Изначально предполагалось, что решение будет оглашено лишь 28 июля утром, поскольку суду было представлено довольно много материалов для изучения, чтобы он мог принять взвешенное, объективное решение по ходатайству об условно-досрочном освобождении. Но судья Распопов находился в совещательной комнате около трех часов и за это время вынес решение, которое так расстроило защиту и семью Платона Лебедева.

В разговоре с корреспондентом Радио Свобода Андреем Шарым, состоявшимся сразу после оглашения решения судьи Распопова, писатель Борис Акунин сказал:

- Честно признаюсь, я думал, что Платона Лебедева они отпустят после того, что было, после всего позора, после реакции в стране и в мире. Но каждый раз убеждаешься, что система еще злее и тупее, чем я думал. Вместо того, чтобы несколько выпустить пар из этого котла, они продолжают нагнетать давление. Боюсь, что в конце концов, все это рванет. Они необучаемые.

- Вы полагаете, что Лебедев и Ходорковский будут сидеть до тех пор, пока Владимир Путин у власти?

- Боюсь, что так.

- Никакие протесты общественности не помогут?

- Нет, отчего же? Надо протестовать, надо действовать. В конце концов, от нас, людей живущих в этой стране, зависит, будет Путин, не будет Путина, как долго он будет, и каким образом уйдет.

- Выборы могут изменить ситуацию?

- Я не думаю, что будут выборы, откуда им взяться? Будет Будет имитация. Ситуация в стране на этом этапе может измениться только в результате аппаратных интриг. Широкий общественный протест неизбежен, но видимо, это произойдет несколько позже.

Президент "Фонда защиты гласности" Алексей Симонов решение суда прокомментировал так:

– Я, честно говоря, удивляюсь нашей всегдашней одной и той же романтической наивности. Мы все-таки продолжаем верить в то, что какая-то справедливость есть в стране, что может что-то измениться. Хотя, на самом деле, было совершенно очевидно, что никакими письмами дочки не смягчишь жестокосердие времени, жестокосердие власти, и абсолютное безразличие к судьбе людей.

– Выходит, до тех пор, пока Владимир Путин и Дмитрий Медведев у власти, Ходорковскому и Лебедеву сидеть в тюрьме?

– Я думаю, что те сроки, которые им отпустили, они, видимо, будут так или иначе выполнены. Если эти люди будут продолжать оставаться у власти.

– Выборы способны изменить ситуацию?

– Это еще одна романтическая вера, что выборы будут невероятно справедливыми и разумными, что, наконец, выберут каких-то новых людей. Где они, эти новые люди, скажите мне, назовите хоть одного.

– Есть ли основания рассчитывать на то, что на судьбу Лебедева и Ходорковского может оказать воздействие, скажем, позиция Страсбургского суда, где рассматриваются иски адвокатов заключенных?

– Единственное, к сожалению, так же как с делом Магнитского, получается, что самой главной опять оказывается заграница, которая не мытьем, так катаньем может воздействовать на нашу власть или, по крайней мере, на отдельные ее участки или отдельных ее представителей. Вот и все. К сожалению, это так.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG