Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свободу Платону Лебедеву. За и против


Платон Лебедев ждет решения Вельского районного суда

Платон Лебедев ждет решения Вельского районного суда

Вельский райсуд Архангельской области начал рассматривать вопрос об условно-досрочном освобождении экс-совладельца ЮКОСа Платона Лебедева. 26 июля заседание продолжалось с 10:00 до 17:00 мск.

Сайт Радио Свобода вел прямую радиотрансляцию первого дня заседания Вельского районного суда.

Каждый час в заседании, которое началось в 10 часов по московскому времени, объявлялся 10-минутный технический перерыв. Причина – жара в зале, работать в таких условиях чрезвычайно трудно.

После завершения так называемой установочной части заседания, первой на процессе выступала Елена Липцер, адвокат Платона Лебедева, напомнившая, что его право на УДО наступило 2 января 2010 года.

По словам Липцер, суду для принятия решения необходимо понять, что за человек Платон Лебедев. Поэтому адвокаты попросили начать судебное заседание с опроса свидетелей, прибывших из Москвы: супруги Лебедева Марии Чеплыгиной, кавалера ордена Почета актрисы Натальи Фатеевой и кавалера французского ордена Почетного легиона главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова. Судья это ходатайство удовлетворил.

Письмо дочки Платона Лебедева Маши в Вельский суд
Первой выступала Мария Чеплыгина. Она рассказала, с каким нетерпением ждут возвращения Лебедева их дочери, которым сейчас девять и восемь лет (младшей было всего две недели, когда отца арестовали). По словам жены, Лебедев страдает целым рядом хронических заболеваний, к которым в заключении прибавились новые: "Полного обследования не проводились и точного диагноза мы не знаем. Я постоянно отправляю ему большое количество лекарств, но фактически мы занимаемся самолечением, что чревато..." Мария Чеплыгина отметила, что из 13 лет ее муж отсидел уже 8 и добавила:

"Возвращения Платона с нетерпением ждут двое его взрослых детей и трое внуков. Платон достойнейший и порядочный человек. Мы все очень нуждаемся в нем и ждем его домой. Я надеюсь, что суд примет законное, основанное на законе решение... Моя старшая дочь написала письмо судье. Если можно, пусть его прочтут адвокаты, мне очень сложно читать…"

Письмо девятилетней девочки – ее, как и мать, зовут Марией – прочитала Елена Липцер. Вот это письмо:

"Здравствуйте, уважаемый судья. Я дочка Платона Лебедева ученица четвертого класса. Когда мама мне сказала, где находится мой папа, мама сказала, что он вернется к нам в 2011 году летом. Но этого не случилось. Я плачу чуть ли не каждый день, я ночами не сплю, думая о папе. Ведь время идет, а я расту. И поэтому, когда папа к нам вернется я не смогу показать ему свои любимые мультики, познакомить его со своми любимыми игрушками, сходить с ним в цирк и зоопарк. Но надеюсь, папа скоро вернется к нам, ведь он ни в чем не виноват. А сейчас я бы очень хотела обратиться к папе: "Папочка, я тебя очень люблю, ты у меня самый лучший во всей вселенной, возвращайся поскорее домой, папочка, и Ходорковский тоже возвращайся домой."

Мама сказала, что вы считаете, что папа должен исправиться. Но он и так самый лучший. Я вас очень прошу, выпустите моего папу, и я буду счастлива больше всех на свете".

Читая это письмо, Елена Липцер едва не плакала, прослезились и многие присутствовавшие в зале журналистки.

Затем перед судом выступала народная артистка РСФСР Наталья Фатеева, которая рассказала о том, что впервые Платона Лебедева она увидела лишь в Хамовническом суде Москвы в 2009 году, когда приходила туда следить за разбирательством по второму делу ЮКОСа. Она тоже просила суд освободить условно-досрочно Платона Лебедева, сообщив, что она была одна из подписантов под обращением к Международной организации Amnesty International ("Эмнисти Интернешнл"), которая недавно признала Платона Лебедева и Михаила Ходорковского узниками совести.

После Натальи Фатеевой слово предоставили главному редактору "Новой газеты" Дмитрию Муратову. Он тоже просил суд отпустить Платона Лебедева условно-досрочно, сообщив, что готов взять Платона Лебедева на работу в редакцию "Новой газеты" в качестве экономического обозревателя. Муратов принес даже фотографию будущего рабочего места Лебедева, табличку, которую повесят на его дверь и уже отпечатанные визитки. Это было ответом на всегда возникающий вопрос, что будет делать заключенный в случае условно-досрочного освобождения.

"Директор СИЗО "Матросская тишина", господин Тагиев, дал Лебедеву положительную характеристику. Если там, в тяжелых условиях, Платон Лебедев смог выдержать, то я не думаю, что сейчас он превратился в шпану, чтобы получать мелкие нарушения и не выйти по УДО", - сказал Муратов.

Затем защита огласила ряд документов – характеристики Платона Лебедева, которые в разные годы давали ему и бывшие сотрудники "Менатепа", и следователи.

До начала дневного большого перерыва суд приобщил к материалам дела положительную характеристику, данную Платону Лебедеву начальником СИЗО "Матросская Тишина" 24 мая 2011 года. В ней, в частности, говорится: "Платон Лебедев не имеет дисциплинарных взысканий, по характеру спокоен, социально полезные связи не утратил, общается с родными. Внешне опрятен, на воспитательные мероприятия реагирует правильно. В конфликты не вступает, с сотрудниками колонии подчеркнуто вежлив".

Затем был объявлен перерыв. Когда судебное заседание возобновилось в 14:10 мск., место на свидетельской трибуне занял брат-близнец Платона - Виктор Лебедев, который по просьбе адвокатов рассказал о брате ("Он старше на 23 минуты", - пояснил Виктор, указываю на железную клетку, в которой находится Платон).

По словам Виктора, более честного и порядочного человека, чем старший брат, он просто не встречал. Их "братские отношения не прерывались ни на минуту за все эти 8 лет". Что же касается профессиональной деятельности Платона, то брат, хоть работает не в нефтяной сфере, "всегда ценил его советы". Виктор Лебедев заявил, что является владельцем компании, базирующейся в Москве, и в штатном расписании компании есть вакансия: "В случае положительного решения по УДО, Платону Лебедеву будет предоставлено место главного специалиста по экономическим вопросам".

Очередным свидетелем, выступившим в суде, стал экс-сотрудник банка МЕНАТЕП (которым руководил Лебедев) и ЮКОСа Алексей Кондауров. Он очень высоко отозвался о руководителях этих структур, назвав их "незаурядными людьми", "штучным человеческим материалом". Он отметил высокий профессионализм Платона Лебедева: "Благодаря его усилиям была реструктурирована задолженность банка МЕНАТЕП. В конце концов в банке МЕНАТЕП не пострадал ни один вкладчик - ни юридическое лицо, ни физическое".

Именно благодаря Лебедеву в ЮКОСе удалось ввести западные стандарты бухгалтерского учета, заявил Кондауров. "Это вторая крупная заслуга и перед компанией, и перед страной", - отметил он.

Третьей заслугой Лебедева было, по словам свидетеля то, что они с Михаилом Ходорковским стали инициаторами создания фонда "Ветеран", добровольно переведя в этот фонд 10 процентов акций. Это делалось для того, чтобы отселять с севера работников ЮКОСа, вышедших на пенсию, доплачивая им дополнительные деньги к государственной пенсии.

Четвертой заслугой Лебедева Кондауров считает то, что тот, пользуясь заслуженным авторитетом в международном финансовом сообществе, "через свою собственную репутацию создал репутацию компании".

Происходящее в течение последних 8 лет Алексей Кондауров назвал безумием: "Это безумие для Лебедева: человеку исковеркали жизнь. Это безумие для страны: Лебедев, например, на посту главы Центробанка был бы посильнее господина Игнатьева, он был бы не слабее министра финансов Кудрина", - подытожил свидетель.

Адвокат Платона Лебедева Елена Липцер попросила приобщить к материалам дела заявление партии "Яблоко", которая выступает за условно-досрочное освобождение Лебедева. Суд согласился приобщить к делу этот документ.

Затем был заслушан представитель администрации колонии № 14 города Вельска, где в настоящее время отбывает наказание Платон Лебедев. Тот сообщил, что администрация пока считает нецелесообразным удовлетворить его прошение об условно-досрочном освобождении, считая, что Лебедев не встал на путь исправления.

В характеристике, которую зачитал представитель исправительного учреждения, приводятся данные из личного дела осужденного: указания на многочисленные нарушения, которые были допущены им в предыдущих местах заключения - за все 8 лет. По словам выступавшего, в колонии №14, куда Лебедев прибыл совсем недавно, он "на мероприятия воспитательного характера реагирует положительно, однако не всегда воспринимает их правильно. Не всегда соблюдает правила внутреннего распорядка. Среди осужденных держится обособленно. Вину не признал, наказание считает суровым и несправедливым. Неоднократно допускал нарушения, имеет непогашенные взыскания". "Администрация полагает, что заключенный не встал на путь исправления", - заключил представитель колонии.

Суд стал разбираться с взысканиями, вынесенными Платону Лебедеву за время нахождения в карантине вельской колонии. По словам представителя колонии, одно было объявлено 30 июня за "утрату костюма ХБ установленного образца", второе - 6 июля за невежливое обращение к сотруднику колонии. Но в ходе разбирательства выяснилось, что все-таки за "костюм ХБ" взыскание объявлено не было и в Вельской колонии Лебедев имеет, таким образом, одно непогашенное взыскание.

Адвокат Лебедева Константин Ривкин задал представителю колонии вопрос: "Вы ведь с утра здесь были и внимательно слушали всех свидетелей. Вы слышали, что сейчас рассматривается дело человека незаурядного, который стоял у истоков рыночной экономики, слышали, что он честный, порядочный и т.д. Вы искренне считаете, что все эти плюсы перечеркиваются тем, что он дал закурить сокамернику, дал поесть товарищу или, я извиняюсь, потерял штаны?".

Представитель колонии невнятно пояснил, что для изучения личности заключенного администрации ИК-14 требуется еще время. Тогда адвокат напомнил ему, что колония "до изучения личности Лебедева" дала ему вполне определенную характеристику Лебедеву с выводом о нецелесообразности предоставления УДО.

Константин Ривкин сказал, что за всем этим стоит:

– Когда плохая характеристика появляется накануне процесса по УДО, то мы знаем, что это значит. Два года человек вел себя хорошо, у него почти идеальная характеристика из Москвы, причем, обращаю внимание, специальной строчкой выделено, что с сотрудниками администрации Лебедев был подчеркнуто вежлив. Получается, он прибыл в Вельск и начал их, извините, бить по морде, ругаться матом и говорить всякие нехорошие слова, зная, что его адвокаты подали на УДО? Станиславский сказал бы – не верю! Я тоже в это не верю.

В 17 часов московского времени в судебном заседании объявлен перерыв до 10:00 27 июля.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG