Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кандидат в абхазские президенты Сергей Шамба – о единстве и разногласиях


Сергей Шамба

Сергей Шамба

В Абхазии проходит первый тур внеочередных президентских выборов. За место, освободившееся после смерти Сергея Багапша, борются лидер партии "Форум народного единства" Рауль Хаджимба, вице-президент непризнанной республики Александр Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба.

Вот как видит проблемы Абхазии и пути их решения Сергей Шамба:

– Составлено несколько целевых программ по развитию отдельных отраслей. Мы изучали лучший мировой опыт в области здравоохранения, отправили свою делегацию во главе с министром здравоохранения в Израиль, пригласили оттуда специалистов, которые изучили нашу систему, подписали соответствующее соглашение. И сегодня у нас есть готовый план развития системы здравоохранения республики Абхазия.

Также мы отправили делегацию во главе с министром сельского хозяйства в Италию, в провинцию Больцано – изучать опыт развития сельского хозяйства. Это очень подходящий для нас опыт, потому что и климатические, и природные условия очень похожи. Пригласили оттуда специалистов, чтобы они изучили нашу ситуацию. Заключили с ними соглашение – и они подготовили план развития сельского хозяйства республики Абхазия.

У нас есть также заключенные соглашения по плану социально-экономического развития Абхазии до 2025 года. Этот план делают в Москве.

Всем этим я занимался, будучи премьер-министром, потому что хотел создать базовые основы для того, чтобы системно и планомерно развивать экономику страны. За все эти годы, к сожалению, мы не смогли осуществить ни одного масштабного проекта, не смогли ничего сделать для развития реального сектора экономики.

– Сергея Багапша оппозиция нередко упрекала, что он мягок в отношениях с Россией. Согласны ли вы с этим? Если да, то готовы ли выбрать более жесткую линию?

– Наша ориентация на Россию определена нашим стратегическим союзом. Здесь, конечно, необходимы взаимные уступки. Потому что стратегические союзники вынуждены часто жертвовать своими интересами ради интересов своих союзников. Россия так поступала неоднократно, когда шла на конфликт с мировым сообществом. Мы тоже можем пожертвовать какими-то своими интересами. Но в целом мы не видим со стороны России – я искренне это говорю! – желания подавить, насадить что-то и т. д. Да, отдельные ретивые чиновники или какие-то ведомства не до конца понимают значения наших взаимоотношений. Вот здесь как раз мы должны проявлять твердость. Мы готовы на компромиссы, что мы и делали часто.

Политика Евросоюза по отношению к Абхазии сформулирована так: "Вовлечение без признания". Пока мы не видим каких-то результатов этой стратегии. Года 2-3 назад провозгласили эту концепцию, а воз и ныне там. Как не давали визы ни студентам, ни тем, кто занимается гуманитарными вопросами, – так и не дают. Как противились всяким экономическим проектам в Абхазии, так и продолжают это делать. Может быть, со временем на Западе переосмыслят свое отношение к Абхазии, но пока нас фактически пытаются изолировать. В чем польза такой изоляции, мне непонятно.

Что касается отношений с Грузией, то они, несомненно, должны улучшаться. Мы соседи. У нас должны быть добрососедские отношения в перспективе. Сегодня это невозможно, но когда-нибудь будет возможно.

– Ваши ответы на многие вопросы, в общем-то, не очень отличаются от тех, которые дают Рауль Хаджинба и Александр Анкваб. Могли бы как-то обозначить системные различия между вами?

– У нас нет таких проблем, которые мы не могли бы внутри республики решить путем диалога. У нас нет идеологических разногласий не только между кандидатами в президенты, которых вы перечислили, но и вообще в обществе. Это все проблемы роста. Нужно создать нормальную политическую систему в стране. Нужно, чтобы за власть боролись партии. Когда будут бороться партии, тогда будет идеология. А пока никакие партии между собой не борются – борются личности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG