Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские тюрьмы сопротивляются реформам


Бутырская тюрьма в Москве

Бутырская тюрьма в Москве

В России сократилось количество заключённых – таковы данные Владимира Лукина, уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Случаи нарушения прав осуждённых по-прежнему нередки. Только за последние несколько дней появились информации о жалобах арестантов Можайского следственного изолятора на массовые избиения, о бунте осуждённых в Тульской колонии. Омбудсмен считает, что существующая система исполнения наказаний требует дальнейшего реформирования.

Владимир Лукин сообщил, что, по данным на 1 июля этого года, в уголовно-исправительной системе России содержатся около 800 тысяч человек. В начале года заключённых было примерно на 26 тысяч больше. Уменьшилось также количество людей, отбывающих наказание в исправительных колониях, на 3000 сократилось число содержащихся в следственных изоляторах:

– Это говорит о том, что те меры, которые предпринимают власти в плане смягчения наказаний, замены отбывания наказаний в колониях на альтернативные в какой-то степени работают. Но этого недостаточно.

Наиболее остро, по словам Владимира Лукина, обстоят дела с медицинским обеспечением мест лишения свободы. Смерть Сергея Магнитского, юриста фонда "Hermitage Capital", в следственном изоляторе "Матросская тишина" в ноябре 2009 года, смерть Веры Трифоновой, президента компании "КитЭлитНедвижимость" в апреле 2010 года в том же изоляторе, жалобы заключённых Можайского СИЗО о массовых избиениях и неоказании медицинской помощи в августе этого года. Все эти случаи говорят о необходимости изменений в системе медицинского обслуживания заключённых. По мнению Владимира Лукина, она должна стать независимой от тюремного начальства:

– Мы давно выступаем за то, чтобы система медицинского обеспечения людей, сидящих в тюрьмах и лагерях, была независимой, автономной от руководства этих учреждений. Потому что, если это люди военные, то они зависимы от начальников лагерей, не могут следовать клятве Гиппократа и относиться к заключённому просто как к больному. Мы давно предлагали эту службу отделить и сделать её частью Минсоцздрава, но само министерство против этого. Сейчас, правда, кое-какие движения в этом направлении произошли: в Петербурге, в Ленинградской области и в Твери проводится эксперимент по отделению медицинской службы при учреждениях исполнения наказаний и переподчинении их непосредственно высшему руководству ФСИН. Я думаю, что это полумера, но и она лучше, чем то, что мы имеем сейчас, – убежден Владимир Лукин.

11 сентября, в Тульской области в Алексинской воспитательной колонии для несовершеннолетних осуждённые устроили беспорядки. Их причиной стало применение физической силы со стороны сотрудников колонии. Прокуратура возбудила два уголовных дела: одно в отношении руководства колонии за превышение должностных полномочий, другое – против погромщиков. В мае этого года Алексинскую воспитательную колонию посетила общественно-наблюдательная комиссия Тульской области. Нарушений прав человека выявлено не было, однако руководству было сделано несколько замечаний. Закон "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания" был принят в 2008 году. Александр Маланкин, сотрудник аппарата омбудсмена, рассказал о деятельности комиссий в 2011 году и отметил, что уже существующий закон необходимо дорабатывать:

– Сейчас общественно-наблюдательные комиссии созданы в 78 регионах. Общественники активно включились в защиту прав лиц, содержащихся под стражей и отбывающих наказание. В компетенции членов комиссий посещение не только учреждений уголовно-исполнительной системы, но и изоляторов временного содержания, комнат административных задержанных, гауптвахт. За этот год было уже около 4 тысяч посещений. Но их практика показала, что в закон уже требуется внести дополнения. Потому что у нас есть фактически неподведомственны общественному контролю места: транспортные средства, на которых осуществляется перевозка лиц, лишённых свободы, помещения в судах, где содержатся подозреваемые и обвиняемые, психиатрические больницы...

Александр Маланкин также пояснил, что сейчас происходит становление, так называемой, системы пробации, суть которой состоит в том, чтобы к осуждённым могли применяться альтернативные виды наказания, а также в том, чтобы помогать адаптироваться тем, кто уже вышел на свободу. Последний пункт представляет собой проблему, считает Александр Маланкин:

– На сегодняшний день, когда человек отбыл наказание, ему дают 700 рублей, справку о том, что он отбыл наказание – и всё. Вопросы, связанные с жильём, трудоустройством он должен решать сам. Уполномоченный по правам человека неоднократно обращался к руководству страны, в Минюст с предложением решить этот вопрос. Только сейчас это получило поддержку. По предварительным намёткам, сотрудники службы пробации, будут заниматься как раз вопросами пост пенитенциарного сопровождения. К ним также перейдут уголовно-исполнительные инспекции, то есть исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы, – пояснил Александр Маланкин.

Владимир Лукин также сообщил, что система пробации ориентировочно начнёт действовать в России с 2016 года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG