Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В ПАСЕ начались трудности перевода


Разрушенная войной Абхазия стала яблоком раздора не только для России и Грузии - европейские парламентарии тоже оказываются втянутыми в неприятные для себя дискуссии

Разрушенная войной Абхазия стала яблоком раздора не только для России и Грузии - европейские парламентарии тоже оказываются втянутыми в неприятные для себя дискуссии

На сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы, которая проходит на этой неделе в Страсбурге, произошел скандал: глава французской делегации в ПАСЕ Жан-Клод Миньон, который в январе будущего года займет пост председателя Ассамблеи, заявил, что никогда не называл Абхазию и Южную Осетию "оккупированными территориями". Жан-Клод Миньон пояснил необходимость этого заявления тем, что грузинские журналисты, которые выясняли точку зрения будущего главы ПАСЕ на российско-грузинский конфликт, неверно перевели его слова.

Жан-Клод Миньон, человек с большим политическим опытом, открестившись от термина "оккупированные территории", явно решил не портить отношения с российской делегацией. Российские депутаты восприняли такую осторожность с благодарностью – они, собственно, и рассказали журналистам о заявлении будущего главы ПАСЕ, не упомянув, правда, что в этом же самом документе Миньон сообщил, что поддерживает необходимость выполнения всех резолюций Ассамблеи по российско-грузинской войне 2008 года. Резолюций этих было за три года несколько, и российская сторона каждый раз заявляла, что выполнять их не собирается, начиная с первой, в которой подчеркивалась необходимость отмены решения Москвы о признании независимости двух отколовшихся от Грузии регионов. Член делегации Финляндии в ПАСЕ Киммо Саси говорит, что отказ России выполнять резолюции Ассамблеи стал для Совета Европы чем-то вроде экзамена на дееспособность:

– Эта ситуация действительно стала испытанием, из которого Совет Европы не может выйти с честью. План по урегулированию конфликта, за который мы три года назад проголосовали, был сбалансированным, приемлемым и набрал серьезное большинство голосов, но так и не был выполнен. Потом мы подтверждали свою позицию другими резолюциями, но ничего не происходило. Были ожидания, что этот вопрос может быть урегулирован в ходе женевских переговоров между Россией и Грузией, но и они не оправдываются. Мы пытались продвинуть выполнение хотя бы нескольких пунктов, касающихся таких важных вопросов, как право беженцев на возвращение в свои дома, право перемещения через границу, но и здесь ничего не удалось сделать.

Сейчас о конфликте России и Грузии на пленарных заседаниях ПАСЕ не вспоминают, но в кулуарах идет большая политико-дипломатическая работа. Об этом в интервью Радио Свобода говорит член делегации Грузии в Ассамблее Давид Дарчиашвили, уверенный в том, что поговорка "капля камень точит" когда-нибудь сработает:

– Дело это далеко не закрыто. Приняты пять резолюций, каждый документ – шажок в каком-то направлении. ПАСЕ вносит свой вклад в решение проблемы, но это далеко не единственная организация. Множество решений принимаются на различных международных форумах, продолжается дипломатическая борьба, и рано или поздно это принесет свои плоды.

Давид Дарчиашвили, возглавляющий в грузинском парламенте комитет по евроинтеграции, считает, что у Грузии еще остался рычаг воздействия на Россию – Москве необходимо согласие Тбилиси на присоединение к Всемирной торговой организации, и хотя с Советом Европы этот процесс не связан, российские власти, в конце концов, могут пойти на некоторые шаги, которые и будут, по сути, выполнением резолюций ПАСЕ:

– Грузинской стороной вопрос не ставится так: Россия пересматривает свое отношение к оккупированным территориям, или Грузия не будет поддерживать ее вступление в ВТО. Мы стараемся максимально разграничить два формата – женевские переговоры и переговоры по ВТО. Но какая-то связь, конечно, есть. Мы говорим о необходимости контроля над грузино-российскими границами, которые по международному праву должны быть прозрачными. Это также соответствует уставу ВТО, и это единственное требование грузинской стороны. Я надеюсь, что на какой-то компромисс Россия все же пойдет.

Открытие границ для беженцев и допуск наблюдателей от международных организаций – это основные требования ПАСЕ, которые не меняются все это время. Впрочем, и некоторые российские политики говорят, что неплохо было бы хоть как-то нормализовать гуманитарную ситуацию в регионе. Так считает, например, входящий в российскую делегацию член Совета Федерации Александр Починок:

– Мы находимся сейчас в логическом тупике. Необходимо вспомнить, что основополагающее значение в любом конфликте имеют права человека и начать потихоньку решать текущие проблемы: возвращать людей на территории, строить дома, вернуть школы с преподаванием на грузинском языке. Необходимо восстанавливать экономические связи, вернуть железнодорожное, автобусное сообщение, договориться о пересечении границы и так далее. При этом понятно, что пока живы люди, которые стреляли друг в друга, и которые видели, как у них на глазах убивали их родных и близких, надеяться на то, что можно сделать что-то быстро, безответственно.

Однако дальше благих пожеланий дело не идет – Россия, которую в ПАСЕ считают страной, фактически контролирующей жизнь в Абхазии и Южной Осетии через военную и финансовую помощь, предлагает Страсбургу обращаться напрямую к Сухуми и Цхинвали. И, похоже, что слово "тупик" действительно подходит к ситуации, когда ПАСЕ не может добиться от Москвы выполнения своих требований и не готова наказать Россию за их невыполнение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG