Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Философ Алексей Рысаков – о юбилее китайского государства


Солдаты и офицеры китайской революционной армии. Фотография. 1911 год

Солдаты и офицеры китайской революционной армии. Фотография. 1911 год

В Китае широко отмечают 100-летие начала Синьхайской революции, в результате которой пала империя Цин, была свергнута маньчжурская династия и провозглашена республика.

О причинах и обстоятельств тех социальных потрясений и о том, почему в коммунистическом Китае празднуют юбилей буржуазной революции, в интервью Радио Свобода – кандидат философских наук, сотрудник петербургского университета культуры и искусств Алексей Рысаков:

– Недовольство правлением маньчжурской династии существовало на протяжении всего 250-летнего правления династии Цин. Тайные общества, которые ставили целью свержение этой династии, возникли в момент ее становления в середине XVII века и действовали фактически непрерывно до Синьхайской революции.

Но ситуация обострилась в конце XIX века в связи с активизацией контактов Цинской империи с западными государствами. Последствия "опиумных войн" привели к тому, что империя Цин больше не могла контролировать экономические и политические контакты своих подданных с западными странами. В результате этих контактов традиционная китайская культура подверглась серьезному идеологическому западному. Династия Цин последние лет 20 своего правления не пользовалась поддержкой большинства своих подданных. Фактически ее поддерживали только маньчжуры, которых, по сравнению с остальным населением Китая, было немного.

Главной силой в свержении династии Цинн была, в первую очередь, китайская интеллигенция. Она выступала под националистическим лозунгом освобождения от правления маньчжурской династии, но истинной целью было полное изменение существующего государственного устройства Китая. Сначала возникла идея конституционной монархии. Но потом победила идея республики – идея так переустроить китайское государство, чтобы поставить его на западные рельсы развития.

Отмечу, что в середине XIX века начался упадок традиционного китайского конфуцианского образования. Вследствие этого китайская интеллигенция стала получать западное образование и ориентироваться на западные ценности: демократические, либеральные и националистические (национализм тогда был в почете в Европе). Именно эта интеллигенция при экономической поддержке западных держав, опираясь на политическую поддержку тайных обществ, существовавших – в особенности на юге Китая – еще с середины XVII века, смогла свергнуть династию Цин.

– То есть в этой революции Запад был на стороне революционных сил, которые, между тем, были националистически настроены?

– Запад действительно (это можно проследить по тогдашней западной прессе) был на стороне повстанцев. Название самой известной партии Китая того времени – Гоминьдан – так и переводится, собственно: "Националистическая партия Китая". Но если посмотреть на европейские государства начала ХХ века, перед Первой мировой войной, то национализм был в почете и в Англии, и в Германии, и во Франции, и в Российской империи. Национальное государство, национальное возрождение – это лозунги того времени.

– Можно назвать Синьхайскую революцию прологом к приходу коммунистов к власти в Китае?

– В 1911 году, когда произошла революция, ничто не предвещало прихода к власти Компартии. Собственно говоря, и Компартии Китая еще не существовало. И то, что история в конце концов, в 1949 году привела Китай к возникновению Китайской народной республики, к гегемонии Компартии, никак не было обусловлено Синьхайской революцией.

– Тогда почему в современном Китае так широко отмечают 100-летие Синьхайской революции?

– Каждое государство держится на своей национальной традиции. Несмотря на то, что, с марксистской точки зрения, революция 1911 года была буржуазной, тем не менее, она заложила основу независимого национального Китайского государства. 100-летие государства – серьезная дата. К тому же существует негласная полемика со вторым Китайским государством, которое располагается на острове Тайвань. Китайская республика на Тайване ведет непосредственную преемственность от того самого государства, которое возникло в 1911 году. Разумеется, КНР хочет перехватить эту инициативу, доказывая, что именно КНР является законным наследником Китайской республики, возникшей после Синьхайской революции, а не Китайская республика на острове Тайвань.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG