Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Что касается перспектив моего пребывания в тюрьме: 6-го сентября адвокат Елена Евменова по моей просьбе подала ходатайство в суд Железнодорожного района - по месту нахождения КТБ-1, она же ИК-18 - (Краевая туберкулезная больница-1, Красноярск, где сейчас находится Валентин Данилов - РС), о переводе меня из колонии строгого режима в колонию-поселение.

Это не смягчение наказания, а смягчение режима отбывания наказания.

Вообще-то, по закону (п. 2, ч. 2 ст. 78 УИК РФ), я мог бы быть переведен из колонии строго режима в колонию-поселение еще в 2008 г., но до 29 марта 2011 года суды трактовали закон ошибочно. Что поделать, в русском языке сложная система знаков препинания. Даже само слово "препинание" какое-то спотыкающееся.

В тексте закона стоит после слов "…-по отбытии осуждёнными не менее одной трети срока наказания;" Как учили в школе, ";" ставится, когда речь идет о перечислении, чтобы разделить фрагменты общего предложения. Так вот, дальше предложение продолжается, но речь идет о том, что в случае, если лицо осуждается за преступление, совершенное во время неотбытой части наказания, когда лицо было условно-досрочно освобождено за ранее совершенные преступления, то оно (лицо) должно отбыть до перевода в колонию-поселение не менее ½ срока, а уж, если совершило в это время особо тяжкое преступление, то – не менее 2/3 срока.

Правоохранители и суд, в первую очередь, распространили это правило "2/3" не только на тех, кто совершил особо тяжкое преступление во время неотбытой части УДО, но и на "первоходов". Что, конечно же, ошибочно. Грамотный законодатель, расставляющий знаки препинания в законе, "воды в рот набрал", никак не комментирует те законы, что пишет. И только после того, как один очень настырный зек (Дубровский), отбывающий наказание в колонии строгого режима в Мурманской области, прошел все судебные инстанции: районный суд (который отказал в переводе по "1/3"), областной суд (также отказал) и дошел до Верховного Суда, было дано правильное толкование (понимание) закона о переводе в колонию-поселение.

Судья Верховного Суда Пелевин удовлетворил надзорную жалобу зека и признал, что он правильно понимает этот закон. Это опять к вопросу, который для меня остается неразрешимой загадкой. Почему законы, которые принимает ГосДума, комментирует и разъясняет кто угодно, только не сама ГосДума. Что она думала, эта Госдума, когда принимала конкретный закон?

Полагаю, что каждый принимаемый закон в обязательном порядке должен сопровождаться пояснением, которое должно иметь официальный статус. А то ведь общеизвестно, что "Комментарии" к законам есть только мнения авторов этих книг и ничего более. Судья может игнорировать эти мнения, не считая их законными основаниями.

Интересный вопрос, если конкретные судьи ошибочно понимали закон, а именно п. "2" ч. 2 ст. 78 УИК, а значит незаконно отказывали осужденным в переводе в колонию-поселение, должны они понести за это какую-нибудь ответственность? Разумеется, особого умысла в такой ошибке не было, поэтому ответственность не должна быть большой, но и делать вид, что ничего не происходило, тоже ведь нельзя. Коллизия с п. "2" ч. 2 ст. 78 УИК хорошо иллюстрирует, что принципы: "любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого" абсолютно не работает в наших судах.

Вопрос об изменении вида исправительного учреждения для меня будет решаться 26 октября, такую дату установил судья В.Г. Панин. А 17 октября у меня подходит срок для возможного условно-досрочного освобождения или назначения более мягкого наказания.

От редакции: 26 октября Железнодорожный районный суд Красноярска не рассмотрит ходатайство Данилова о смягчении режима отбывания наказания, пояснила РС 20 октября адвокат ученого Елена Евменова. Накануне Валентина Данилова перевели в другую колонию, которая не относится к подсудности данного суда. Адвокат назвала произошедшее "распространенной практикой".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG