Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Запад должен крепче увязать сотрудничество с Россией с вопросами демократии и прав человека. Так считают бывшие премьер-министры России и Бельгии Михаил Касьянов и Ги Верхофстад, заявившие о необходимости созыва новой Хельсинкской конференции для выработки модели взаимоотношений западных демократий с Москвой.

Статью с этой инициативой лидер оппозиционного Народно-демократического союза России и глава фракции либерал-демократов в Европарламенте опубликовали в начале этой недели в International Herald Tribune, а Ги Верхофстад объяснил этот шаг в интервью Радио Свобода.

– Вы предлагаете возобновить Хельсинкский процесс образца 70-х годов, в результате которого Запад и СССР получили документ, устанавливающий основы их взаимоотношений. Как это может быть организовано, и почему Вы уверены в необходимости подобных договоренностей между Западом и нынешней Россией?

– Я считаю, эта инициатива необходима, во-первых, потому, что сейчас сложно говорить о существовании демократии в России. Политические партии не регистрируются, их представители не могут принять участие в предстоящих выборах, и я думаю, что к такому развитию ситуации нужно привлечь внимание международного сообщества. Во-вторых, я полагаю, нужно идти по этому пути, потому что Заключительный акт Хельсинкского совещания в 1975 году дал серьезный толчок развитию правозащитного движения в существовавшем тогда коммунистическом блоке. И, поскольку мы опять сталкиваемся с антидемократическими тенденциями в России, нужно оживить Хельсинкский процесс.

– Но тогда в Хельсинки речь шла, прежде всего, о мирном сосуществовании двух различных систем, не правда ли?

– Да, так Хельсинкский процесс начинался, и именно этим способом Запад смог начать дискуссию с СССР о таких демократических ценностях, как права человека и свобода слова. Это положило начало Хельсинкскому движению в СССР. Так что это было больше, чем просто достижение мирного существования Востока и Запада.

– Сейчас Россия настаивает на том, что холодная война окончена, и на Западе только настоящие "ястребы" требуют подтверждения того, что в России есть демократия. Не разозлите ли вы Кремль, намеками на то, что с советских времен он не изменился, и что в переговорах с ним Западу нужно начинать все сначала?

– Возможно, но мы уже перепробовали множество способов договориться с Москвой, но результат все время был один и тот же. Новым политическим партиям по-прежнему не дают участвовать в выборах, и официальные лица в России недавно продемонстрировали, что не хотят реальной конкуренции в существующем политическом пространстве. Да, в России есть левые и правые партии, но посередине сейчас нет места ни для кого, кроме правящей партии. И, кроме того, существуют реальные проблемы со свободой средств информации. Это давно уже сходит с рук российским властям, но мы хотим открыть глаза международному сообществу на состояние дел в России – это и есть основная наша цель.

– Западные медиа и члены парламентов западных стран уже давно открыто говорят о проблемах с демократией в России. Однако исполнительные власти, будь то комиссия Евросоюза или правительства западных стран, продолжают развивать сотрудничество с Москвой и не ставят условием этого сотрудничества улучшение ситуации в сфере прав человека. Как Вы думаете, почему это происходит, и может ли это измениться?

– По-моему, именно в последний год ситуация в России стала давать особенно много поводов для беспокойства, но власти Европы и США молчали по этому поводу. Мне кажется, что причиной для этого молчания были экономические интересы и огромные энергетические ресурсы, которыми располагает Россия. Поэтому Запад попросту опасается начинать обсуждение темы прав человека с Москвой. Но я думаю, что подобному подходу должен быть положен конец. Конечно, легко говорить об установлении демократии, например, в Тунисе или Ливии, в Египте или Сирии, в то время как в такой великой стране, как Россия, демократия разрушается. Но тогда все эти разговоры несерьезны. Вот почему мы решили организовать "Хельсинки-2": международное сообщество должно понять, что проблема в Российской Федерации нарастает.

– Вы считаете, что об энергетической зависимости Запада от страны с разрушающейся демократией нужно говорить как можно громче, чтобы западное общество глубже осознало опасность такой зависимости?

– Да, и это тоже причина появления нашей инициативы – организация общественной дискуссии на данную тему. 26 октября мы предоставим прессе полную программу нашей конференции. Она состоится 9-10 ноября в Хельсинки, на ней, как мы надеемся, будет присутствовать много журналистов, и наша цель ясна: мы намерены заявить, что у политиков в Европе и США не хватает смелости говорить об этой проблеме. Это несправедливо, прежде всего, по отношению к тем людям в России, которые борются за демократию и свободу слова. Мы уверены, что Запад должен начать подходить к этому ответственно – ведь Россия состоит в Совете Европы, в ОБСЕ, и, соответственно, должна придерживаться определенных ценностей. Но она этого не делает, и никто по этому поводу ничего толком не говорит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG