Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Христиане западного обряда готовятся к встрече праздника Рождества Христова. Одним из центральных пунктов этой традиции уже многие годы является выступление Папы Римского с обращением Urbi et Orbi – "К городу и миру" – перед верующими на площади Святого Петра в Риме, в котором понтифик традиционно обращается актуальным для современного мира вопросам. Об этой речи рассказывает римский журналист Алексей Букалов, эксперт по политике Ватикана:

– В объявленной программе рождественских торжеств никаких особенных изменений нет. Это протокол, освещенный вековой традиций. Есть нюансы, которые в то или иное время были заметны в выступлениях папы в канун Рождества.

– В обращении "К городу и миру" понтифик затрагивает политические темы?

– Такая традиция существует, и я думаю, что она сохранится и в этом году. Это своего рода проповедь, которая несколько отличается от обычной воскресной молитвы, которую Папа произносит раз в неделю из окна своего рабочего кабинета. Понтифик всегда находит место в своем обращении для того, чтобы сказать о каких-то стихийных бедствиях, о новых конфликтах, о массовых жертвах, и призвать к солидарности верующих. Эта милосердная нота присутствует, и думаю, что она прозвучит и в этот раз.

Важной темой, к которой понтифик не раз обращался в последнее время, – это тема евангелизации Латинской Америки. Папа не раз говорил о значении латиноамериканского континента для католического мира, я уж не говорю о том, что буквально на днях он подтвердил свое намерение следующее зарубежное путешествие совершить именно в Латинскую Америку – на Кубу и в Мексику. Очень может быть, что в своем обращении к граду и миру он несколько слов, обращаясь к латиноамериканскому континенту, который ждет его приезда.

– В конце декабря рождество празднуют не только католики, но и протестанты. Рождество объединяет две эти Церкви?

– Различия в порядке празднования, конечно, существуют, но, я думаю, что в этот день западные и восточные христиане, которые праздную Рождество по Григорианскому календарю, чувствуют определенное родство душ и единство. В последнее время Святой престол тоже уделяет этому определенное внимание. Я думаю, все заметили, что во время одного из последних зарубежных визитов (я имею в виде в Германию) Папой были сделаны определенные шаги по примирению с протестантами. Трудно сказать, насколько это будет организационно оформлено, но, безусловно, эта тема присутствует в папских проповедях.

Накануне Рождества нешуточную полемику в католической церкви вызвала акция храма Святого Матфея в Окленде, в Новой Зеландии. Церковь выпустила праздничный постер с изображением Девы Марии, которая держит в руке положительный тест на беременность. Рекламная компания, по словам местных священников, запущена для того, чтобы показать реальность празднуемых событий и напомнить о том, что многие женщины проходят через то же, что и Богоматерь. Ортодоксальные новозеландские католики разорвали этот постер, протестуя против кощунственной – по их мнению – интерпретации святого сюжета. О допустимом в общении с Богом размышляет священник Яков Кротов, автор и ведущий программы РС "С христианской точки зрения":

– Это все-таки эпатаж, который мне, скорее, симпатичен, хотя у нас, я бы такое не повесил. Для того чтобы вера стала религией, чтобы вера наполнила жизнь и проникла во все части человеческой души, она должна быть как дыхание, она должна стать привычной. Человек не должен ахать, приближаясь к Богу, он должен жить с Богом. Но когда мы этого добиваемся, появляется один неприятный побочный эффект: привыкая, мы теряем ощущение уникальности Бога. Мы привыкаем к его существованию, и нам начинает казаться, что он часть нашего мира, что совсем не так. Мне кажется, изредка необходимо давать себе по мозгам, чтобы понять, что все-таки мы и Бог – несопоставимые величины. И плакат, о котором идет речь, напоминает, что Рождество – это все-таки не появление еще одного младенца, не просто биологическое радостное явление, а это как фильм Ларса фон Триера – полный конец всего, к чему мы привыкли. Конец, через который мы придем к началу – смерть, за которой следует воскресение. По-моему, остроумно придумано.

– Церковь традиционно выступает охранителем классического представления о морали, добре и зле. Как далеко церковь должна следовать вот этой новой общественной моде?

– Ответа здесь нет – это предмет для суда, повседневного личного суда. А суд – это общение и с подсудимым, и с адвокатом, и со свидетелями. Границы между эпатажем, скажем так, ради Бога и эпатажем ради эпатажа, каждый раз надо проводить в общении с художником, с аудиторией. Сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Я не очень хорошо разбираюсь в искусстве, поэтому, когда вижу произведение, которое мне кажется бессмысленным, или эпатажным... ну, как "Черный квадрат", например, то первая моя реакция сказать, что это чушь. Но я себя останавливаю и говорю: много ты понимаешь в живописи? Не очень. Поэтому вначале изучи, а потом уже суди.

С религиозной точки зрения, церковь охраняет не тот или иной художественный канон, а возможность для человека богообщения и общения с другими верующими людьми. Такие плакаты этому общению, мне кажется, не мешают.

– Церковь святого Матвея в Окленде не первый раз попадает в фокус такой общественной дискуссии – у них и прежде были довольно скандальные рекламные кампании. Нет ли тут некого ощущения гордыни?

– Помилуйте, они антиподы! Это вообще другой конец земного шара. Как я могу читать в их сердцах? Насколько я знаю западную культуру, у людей там настолько сильна идеосинкразия к религии – не к вере, а именно к религии, к внешним формам ее проявления, – что, может быть, такие формы эпатажа имеют положительное миссионерское значение, говоря сухим инквизиторским языком.

– Вы сказали о том, что в целом вам кажется остроумной эта идея, однако в храме такое изображение вы бы не повесили. Почему?

– Ну, потому что в храм верующий человек приходит молиться, в молитве обращаться с Богом, с другими молящимися, и это особая речь. А за стенами храма, если бы у нас был церковный двор, я бы повесил, как некоторый миссионерский пример, почему бы нет? Всякому слову свое место. Это даже немножечко взбадривает верующих людей и заставляет по Достоевскому себя спросить: ты веруешь или у тебя это уже привычка? Мне кажется, такой плакат – это неплохой способ напомнить, что пора отрезать некоторые омертвевшие свои воспоминания о Боге и заменить их свежим опытом общения с Ним.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на сайте "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG