Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
31 декабря заканчивается осенний призыв. Правозащитные организации подводит его первые итоги.

Завершающийся осенний призыв значительно меньше предыдущего: весной в армию отправились 219 тысяч призывников, а осенний план Генштаба – 136 тысяч. Как же прошел призыв, какая реальность скрывается за цифрами? Координатор организации "Солдатские матери Петербурга" Елена Попова рассказывает о ситуации в городе:

– В Петербурге шла война против молодых людей. С декабря начались облавы у метро. Мы активно распространяли сведения, что приводить людей в военкоматы силой незаконно. Тогда сотрудники военкоматов и полиции стали применять хитрости: говорили, что надо на две минуты заехать в военкомат, что-то подписать. На это "покупались" даже люди с высшим образованием. Был дикий случай: молодой человек оставил внизу машину с женой и грудным ребенком, зашел в военкомат, и его оттуда уже не выпустили, причем он ушел с ключами от машины, – подчеркнула Елена Попова.

А вот другой призывник – Виталий – стать жертвой "насильственного призыва" не захотел:

– Меня забрали на Комендантском проспекте, когда я ехал в университет, и повезли в Приморский военкомат. В кабинетах сидели врачи, я жаловался на здоровье, но никто меня не слушал, только спрашивали: "Ты патриот или нет?" Потом под конвоем привезли в городской распределительный центр.

По словам Виталия, к одному молодому человеку на его глазах применили удушающий прием, заламывали руки. Виталий освободился благодаря поддержке правозащитников. Сейчас у "Солдатских матерей Петербурга" около 100 жалоб на насильственный призыв и 24 обращения из военных частей – от молодых людей, у которых обострились хронические заболевания.

А ситуации с осенним призывом в интервью Радио Свобода рассказала ответственный секретарь Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова:

– Ситуация привычная: все тот же бардак, больные ребята, которые оказались в войсках. Я каждый день разговариваю с моими коллегами из региональных комитетов – сотни таких случаев по каждому региону. Мы сейчас составляем такой список за этот год для президента Медведева, чтобы было видно, насколько нагло ведут себя призывные комиссии. А ведь призывные комиссии субъектов Федерации возглавляют губернаторы, представители муниципалитетов. Эти чиновники должны быть наказаны за то безобразия, которое происходит. Я разговаривала с офицерами из внутренних войск. Так вот им московские военкоматы по облаве в выходные дни набросали в воинские части абсолютно негодных людей – с переломами позвоночника, с заболеваниями сердца. И теперь их будут госпитализировать, увольнять, тратить деньги, время, а войска так и останутся не укомплектованными.

– План по призыву стал меньше, а военкоматы, если так можно выразиться, открыли охоту, например, на призывников среди участников акций протеста. Помнится, даже в учебные заведения приходили с облавами.

– В этом году у меня нет таких прямых жалоб, а вот руководство Московской консерватории обмануло своих студентов. Повестки ребятам пришли через деканат и там им сказали: не волнуйтесь, у вас отсрочка, мы договорились. Они явились в военкомат, где их, не глядя, признали годными и вручили назначения в войска. Хорошо, что ребята знали дорогу к нам, пришли, подали заявления в суд. Все держится на лжи в этом призыве: и сама процедура, и комплектование войск.

– Осенний призыв формально еще не закончен. Вы прогнозируете продолжение неприятностей до его завершения?

– Боюсь, что облавы еще не закончены. До 31-го декабря. Раз уж Москва начала по субботам и воскресеньям проводить свои "спецоперации", значит, еще не все закончено. После Нового года повалят родители, будут звонить ребята из войск. Этот вал жалоб после призыва всегда ужасен, потому что некоторые родители даже не знают, где их сыновья, а в некоторых воинских частях незаконно отменяют право на пользование мобильным телефоном.

Честно говоря, я после 2006 года, после трагедии с Андреем Сычевым, ужасно боюсь таких выходных. Единственное, что меня немного утешает – в военных прокуратурах всегда есть дежурный прокурор, и мы обычно договариваемся и с Главной военной прокуратурой, и с округами, что если что-то случается, поступят какие-то жалобы, будем работать с прокурорами вместе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG