Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Магнитского в британском парламенте


Личные вещи Сергея Магнитского с выставки в Берлине

Личные вещи Сергея Магнитского с выставки в Берлине

Парламент Великобритании 28 февраля принял решение провести дебаты о введении прицельных санкций против российских официальных лиц, причастных к делу юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского, скончавшегося в московском СИЗО в ноябре 2009 года. Дебаты состоятся 7 марта. Заявку на них подал член Палаты Общин нижней палаты британского парламента Доминик Рааб.

Еще 27 февраля под заявкой на слушания в палате общин парламента Великобритании стояли подписи трех бывших министров иностранных дел страны. Спустя день подписей стало пять. Подписанты – люди, которые имеют опыт внешнеполитической деятельности и отношений с Россией. Речь идет о принятии акта, подобного тому, что был принят Конгрессом США против людей из списка сенатора Кардина. Почему Доминик Рааб решил поднять вопрос о деле Сергея Магнитского? Об этом он сам рассказал в интервью Радио Свобода:

– Мы хотели – и не только в связи с делом Сергея Магнитского в России, но и в связи с нарушениями прав человека в Сирии и в других странах – поддержать и развить механизм прицельных санкций. Нам разрешили провести полноценные дебаты по этому поводу. И теперь есть шанс, что Палата общин проголосует за то, чтобы призвать правительство вводить обязательные прицельные санкции. Эти дебаты пройдут 7 марта. Частично эта дата обусловлена распорядком работы парламента, а частично тем, что происходит в России – предстоящими президентскими выборами, нашим беспокойством по поводу соблюдения законности в этой стране, беспокойством по поводу посмертного расследования против Сергея Магнитского, не говоря уже о том, что происходит в арабском мире. Это – правильное время для того, чтобы парламент сказал свое слово.

– Почему дело Сергея Магнитского вызывает столь пристальное внимание на Западе?

– По-моему, он стал символом реформ. Он вскрыл самый крупный в российской истории случай махинаций с налогами, а потом был посажен в тюрьму теми людьми, против которых он дал показания. И тот факт, что его подвергали пыткам и оставили умирать, на мой взгляд, просто не мог оставить людей равнодушными. А в дополнение к этому, конечно, есть чувство, что не только те, кто совершил это преступление, но и те, кто его покрывал, должны ответить перед законом. Невозможно, конечно, на все нарушения прав человека в мире отвечать военными действиями или экономическими санкциями, и конечно, Великобритания хочет иметь нормальные отношения с Россией – сотрудничество в борьбе с терроризмом, экономическое сотрудничество и так далее, но все-таки есть ощущение, что такого рода дела, как дело Сергея Магнитского, игнорировать просто невозможно. Мы хотим выразить наш протест и добиться какого-то правосудия.

– В течение последнего года этот вопрос рассматривался во многих парламентах, включая Европейский парламент, но только Конгресс США пошел на вполне определенные меры против людей из "списка Магнитского". Почему?

– Я не думаю, что надо ждать, пока дело решится на надгосударственном уровне. Посмотрите на парламент Нидерландов, принявший соответствующую резолюцию. Я думаю, парламенты Великобритании и Нидерландов могут стать лидерами в этом вопросе. В прошлом мы всегда активно выступали в поддержку прав человека, и мы можем сделать это сейчас. Я не исключаю, возникнет своего рода парламентское соревнование между законодательными органами в поддержке дела свободы, но также и в поддержке тех диссидентов и реформаторов в той же России, которые встали на защиту реформ. Мы не можем позволить, чтобы тот огонь свободы, который зажег Сергей Магнитский, был потушен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG