Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участники митинга "За честные выборы" – о стратегии и тактике протестного движения в России


Митинг на Пушкинской площади 5 марта

Митинг на Пушкинской площади 5 марта

Чего рассчитывают добиться участники митинга "За честные выборы" 10 марта? Что последует за этой акцией? Можно ли реально рассчитывать на то, что удастся о чем-то договориться с властью? Каковы перспективы протестного движения в России?

На эти и другие вопросы Радио Свобода ответили депутат Государственной думы Геннадий Гудков и координатор "Общества синих ведерок" Петр Шкуматов.

Первый вопрос – Геннадию Гудкову:

– Среди тех, кто примкнул к движению "Белая лента", к "Лиге избирателей" после того, как были оглашены результаты президентских выборов, нет растерянности, апатии? Или, может быть, появилась какая-то злость, агрессия?

– Конечно, какая-то часть граждан растеряна и апатична, ведь были надежды на быстрые перемены. Но, с другой стороны, к сожалению, появляются и радикальные настроения. Я предупреждал власть, что отсутствие вменяемого диалога обязательно породит более радикальный протест. Митинг на Пушкинской площади 5 марта шел мирно, а потом была демонстрация, с одной стороны, упрямства, а с другой стороны, совершенно необоснованное и избыточное применение силы. Это отражает как раз реальные процессы в обществе. И дело не в том, сколько народу выйдет на акцию 10 марта – все равно это десятки тысяч. И это – серьезнейший сигнал власти. Когда, казалось бы, все выборные баталии прошли, многие махнули рукой – Путин и Путин! Но если на Новый Арбат выйдет 20-30 тысяч человек, это будет огромной победой.

– Есть информация о том, что в движении "За честные выборы" сейчас разрабатываются планы новой тактики и стратегии. Можно раскрыть какие-то детали?

– Пока мы договорились не выносить все это на широкое обсуждение. Но то, что мы будем расширять инструментарий, формы протеста, – вне всякого сомнения. Будут совершенно новые формы, приемы, новые лозунги. После 10 марта мы проведем несколько заседаний оргкомитета. Часть в открытом, часть – в закрытом режиме. Мы выработаем критерии и принципы нашего протестного движения. У нас три альтернативы. Первая: мы все-таки добьемся того, чтобы Россия стала нормальной страной, которой можно гордиться. Вторая: каждый для себя решает – просто уезжать из России, как многие сейчас уже делают. Третья – попасть под репрессии. Надеемся, что власть все-таки не потеряла остатки здравого смысла. Три варианта, посмотрим, какой сбудется.

– Среди тех, кто был в первых рядах на Болотной, на Сахарова, есть те, кто сейчас отказался от участия в митинге? Все ли остались с вами после президентских выборов?

– Пока ни одного человека, который бы заявил о своем уходе, нет. Все понимают, что разъединение смерти подобно. Ни в коем случае не разбегаться. Ни в коем случае не пытаться перетянуть одеяло на свою сторону. Вот это надо обязательно сделать, и мы это сделаем.

– Вы не последний человек в партии "Справедливая Россия". Как ваше участие соизмеряется с теми заявлениями, которые делал лидер партии Сергей Миронов? Он же призывал прекращать митинговую активность. У вас в партии в связи с этим проблем не возникает?

– Партия еще не собиралась после президентских выборов, да и фракция тоже. Я пока никаких проблем не чувствую. Да, у нас разные взгляды на эту проблему с Сергеем Мироновым, и не только на эту проблему. Это не страшно. Я все время говорю о том, что, пожалуй, сегодня единственная партия, как ни странно, где идет внутри свободная дискуссия, сосуществуют разные точки зрения – это "Справедливая Россия". Парадоксально, но факт. Потому что если мы возьмем для сравнения такие парламентские партии как КПРФ или ЛДПР, то там внутренняя дисциплина по сравнению с нашей почти военная. А у нас достаточно разные взгляды, достаточно разные лидеры. Мне кажется, это совсем неплохо, – считает Геннадий Гудков.

Координатор "Общества синих ведерок" Петр Шкуматов полагает, что митинги протеста необходимы, но отказываться от сотрудничества с властью нецелесообразно.

– Когда выборы 4 марта называют нелегитимными, что это значит на практике? "Лига избирателей" и ее представители отказываются от всякого сотрудничества с Владимиром Путиным, с нынешними российскими властями? Если вас пригласят в какую-то правительственную или межведомственную комиссию, связанную с привилегиями на дорогах, вы откажетесь?

– Здесь есть ряд тонкостей. То, что мы определили выборы как нелегитимные, не означает, что власть стала в один момент нерукопожатной. Я лично отметил позитивную тенденцию в том, что процесс голосования сопровождался наименьшими подтасовками в истории российских выборов. Сейчас нужно думать, как закрепить этот эффект. Есть еще несколько моментов. Если власть так же будет заинтересована в том, чтобы закрепить этот положительный эффект, если власть услышит тезис, что к выборам должны допускаться не только кандидаты, которые прошли президентский фильтр, но и другие люди, то мы, безусловно, эти движения поддержим. Любые адекватные движения со стороны власти я лично поддержу.
Это касается и обещания Владимира Путина отменить мигалки. Он даже поставил конкретный срок – до инаугурации.

– Но если Путин выполнит ваше требование по поводу мигалок, с чем тогда вам бороться?

– Если мы обещаем, то выполняем обещанное. Поэтому если Путин отменит проблесковые маячки на автомобилях чиновников, то общество "Синих ведерок", как и обещало, закроется. Но понятно, что это не устранит проблему неравенства на дорогах. Мы несколько месяцев назад начали работать по оформлению регистрации "Синих ведерок" как общественной организации. Это нужно для того, чтобы наша деятельность сместилась в правозащитную область. Мы и здесь не отказываемся от конструктивного взаимодействия с властью. А регистрация общественной организации – это переход из неформальных взаимоотношений в абсолютно формальные, в рамках закона.

Это мой ответ и на вопрос о легитимности или не легитимности выборов. Вне зависимости оттого, признали мы эти выборы легитимными или нет, мы стараемся закрепить складывающуюся позитивную тенденцию. Вспомните, как у нас проходили прошлые думские выборы. Всем на все было наплевать. Не было ни наблюдателей, ни проекта "Гражданин наблюдатель" – вообще никого и ничего. И тогда партия власти побеждала с конституционным большинством. А сейчас за счет широкого гражданского движения мы увидели, что процент голосующих за партию власти значительно уменьшился. Наша основная задача сейчас – привести гражданское общество в то состояние, которое не позволит на последующих выборах обманывать людей. Это очень долгий и трудный процесс, но я надеюсь, что он у нас все-таки будет ускоряться.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG