Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Павел Лобков – о неприличном слове из трех букв


В интернете придумывают новые расшифровки аббревиатуры "НТВ"

В интернете придумывают новые расшифровки аббревиатуры "НТВ"

На телеканале НТВ приняли решение повторить показ фильма "Анатомия протеста". Как создаются фильмы НТВ об оппозиции, корреспонденту Радио Свобода рассказал бывший сотрудник телекомпании журналист Павел Лобков.

"По многочисленным просьбам телезрителей в воскресенье в 20:00 НТВ повторяет специальный выпуск программы "ЧП. Расследование" "Анатомия протеста", - сообщил "Интерфаксу" представитель телекомпании. В "Фейсбуке" сотни людей заявили о намерении пикетировать вход в телецентр "Останкино".

Бывший сотрудник НТВ Павел Лобков оценил эти и другие события вокруг НТВ в интервью корреспонденту РС:

- Правильно ли я понимаю, что на НТВ существует некая параллельная команда, которая делает расследования сомнительного качества?

- На НТВ в целом, я не говорю о службе по закупке сериалов, фильмов и т. д., существует три дирекции - дирекция информации, которая достаточно нейтральна; дирекция праймового вещания (о ней можно говорить уже в прошедшем времени, ее возглавлял уволенный Николай Картозия), которая была креативно-либеральным крылом; дирекция общественно-правового вещания или в просторечии ЧПЧСП, которая выросла из криминальных новостей. И вот как раз именно там существует эта группа, которая занимается так называемыми спецпроектами. Так называемыми спецпроектами, скажем так.

Мы знаем много примеров этой продукции - там и "Дело в кепке", и "Голос из ниоткуда"... Производят эту продукцию обычные корреспонденты этой дирекции, которые не сидят за какой-то железной стеной. Формально это, может быть, даже не дирекция, а "компания-аутстаффер".

- Что вы имеете в виду?

- Сейчас принято на телевидении выделять часть трудового коллектива в такого рода компании. Это делается с целью облегчения налогообложения. В частности, для криминальной дирекции компанией-аутстаффером является так называемая Первая продюсерская компания. Все эти люди формально не работают в штате НТВ, но реально они сидят в "Останкино". Более того, когда мы сидели в дирекции праймового вещания, они с нами находились на одной лестничной площадке, у нас была одна курилка и, прошу прощения, один туалет.

- Вы общались между собой?

- Мы даже в курилке, был грех, прикуривали друг у друга, но более глубокого общения между нами не было.

- Вы понимаете, кто для них выбирает темы?

- Темы диктует сама жизнь. Их темы не отличаются от тех тем, которые есть и на Радио Свобода или на телеканале "Дождь". А вот кто определяет градус освещения, я не знаю. Они находятся под прямым руководством Юрия Шалимова, это директор дирекции, а он под прямым подчинением Владимира Кулистикова. Я думаю, что, исходя из того, что такие фильмы делаются очень быстро, это позволяет предположить наличие очень мощной политической воли и штабной дисциплины.

- Каково ваше мнение как профессионала об "Анатомии протеста"?

- Мнение у меня двойственное. Конечно же, это компилятивная история, там есть прямые подлоги, которые очевидны. Приведу один пример. В середине фильма один из центральных эпизодов - как у метро "Сокольники" раздают авансом деньги тем, кто пойдет на митинг с белыми ленточками. Представим себе ситуацию, кто-то мухлюет в карты или продает наркотики, или продает проституток. Будут ли эти люди позировать на камеру? Обычно в таких случаях люди отбиваются от камер, если какой-то смелый журналист начинает их вдруг снимать. А тут смелые журналисты мало того, что их снимают, так там идет такая раскадровка, что чуть ли не номер купюры виден. При этом эта очередь никуда с места не сдвигается. Съемки на очень хорошую профессиональную камеру. Вряд ли это, я бы сказал, была агентурная съемка, скорее всего, это была постановка. В принципе, реконструкции на телевидении бывают в расследовательских программах. Мы часто этим занимались. С помощью актеров мы снимаем реконструкцию и пишем в правом верхнем углу - "реконструкция". Такое используется всеми телекомпаниями мира, когда нет возможности снять героев, или они, допустим, умерли,. Но здесь другая история. Снимается акт криминального действия, при этом это абсолютно постановочная картинка.

- И слова "реконструкция" нет.

- Нет. Хотя это видно по монтажу, и по характеру картинки. Потом есть эпизод, где активисты "Солидарности" якобы участвуют в "каруселях" и скупают открепительные талоны. Совершенно верно, но трактуется это так: они фабриковали эти "карусели". На самом деле члены "Солидарности" специально записывались в эти "карусели", чтобы потом разоблачить их. Поэтому обнаружение "Солидарности" в рядах "карусельщиков" совершенно не говорит о том, что "Солидарность" их же и сфабриковала. А как полиция получает доказательства о существовании какой-то банды? Вот именно - внедряя туда своего человека. Конечно, внедряют.

Нужный эффект достигается с помощью закадрового текста - он написан виртуозно.

Но в целом, в отличие от прошлых фильмов, здесь более бережное обращение с фактурой. Научились "более лучше врать". В этом смысле, этот фильм гораздо более тревожен, чем предыдущие, потому что в нем достигнут определенный уровень мастерства. Если жители больших городов получают разнообразную информацию из инетернета, то люди в провинции по-прежнему верят федеральным каналам. И подобные произведения могут серьезно повлиять на имидж оппозиции. Но в первую очередь, конечно, это влияет на имидж НТВ, если на него еще можно повлиять.

- Видимо, активисты будут пикетировать НТВ.

- Позвольте привести такую аналогию: когда-то мы жили в доме с родителями. И в нашем подъезде жили алкоголик и наркоман. И когда вызывали "скорую", то все говорили: "А это тот подъезд, где живут наркоманы". Любой человек, работающий на НТВ, оказывается в этом же положении. Компанию не так легко поменять, тем более, если к ней прикипел годами. Это большая трагедия. Зритель не разбирается - это хорошая дирекция номер один, нейтральная дирекция номер два или плохая дирекция номер три.

Многие люди со стороны совершенно не обязаны понимать наши корпоративные тонкости. Слава богу, народ разобрался, где МХАТ имени Чехова, а где МХАТ имени Горького, а у нас это все на одном этаже сидит и в один эфир выходит.

Люди просто стали брезговать общаться с НТВ. Я, например, делал научно-популярные фильмы. Мне говорили: "НТВ? Нет, мы с вами общаться не будем."

- Тогда может ли эта брезгливость зрителей подтолкнуть журналистов из "первых двух отделов" к коллективному протесту?

- Я не знаю. Во-первых, это все для себя решают сами, во-вторых, многие журналисты связаны какими-то кредитными обязательствами, у многих семьи и дети. Это мне, знаете ли, бездетному и бессемейному легко уйти. А что касается информационного бойкота НТВ, то да, он может произойти. И он уже происходил. Мои помощницы звонят людям: "Мы от Павла Лобкова". "Нет, мы не верим". Звоню сам: "Я Лобков. Я снимаю научно-популярные фильмы". "Ну ладно, тогда снимемся". Так продолжалось последние полгода. Сейчас, например, Вадим Такменев сам звонит: "Да, мы "Центральное телевидение" (передача НТВ - РС). Мы не "эти". "Эти" - не мы".

В чем еще одна особенность такой системы работы? Архивы-то общие. Человек дал интервью год назад и по другому поводу, но его слова очень хорошо подходят к какому-то определенному случаю. Это можно вынуть из архива и вставить именно в то место, которое требуется. А потом человек приходит домой или на работу и начинает всем доказывать, что он не верблюд, что его НТВ подставило. Это всем уже, наверное, надоело, и скоро люди перестанут давать интервью этой телекомпании в принципе. Даже если оно будет касаться выращивания орхидей!

- Или пчеловодства...

- Да! Человек говорит "их нужно обкуривать дымом". А потом окажется, что это было интервью не о пчелах, а о том, что нужно делать с оппозиционерами на Пушкинской площади.

В заключение я бы хотел высказать огромную благодарность генеральному директору НТВ Владимиру Кулистикову. Я искренне! Благодарность за то, что он уволил меня до того, как все это обнажилось. Потому что сейчас мне было бы невероятно, чудовищно тяжело работать на НТВ. Я бы, наверное, спился бы с горя. А поскольку он меня довольно-таки рано уволил, то я выражаю искреннююю признательность - он обо мне побеспокоился, оставив мою репутацию более или менее незапятнной.

- Какова была формальная причина вашего увольнения?

- Контракт закончился, и все. Сейчас всех так увольняют.

- А на самом деле?

- Говорят, что много светился на митингах. А на самом деле, когда после меня ушел Красовский, Евдокимов, Картозия и т.д., стало ясно, что зачищают от самых крикливых. Представляете себе, если бы мы сейчас работали на НТВ и вот это бы все происходило. Мы бы такой цирк с конями устроили, такие бы флаги из туалета повыкидывали!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG