Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путч в Мали: эхо ливийского конфликта?


Части армии Мали группируются возле здания национальной телерадиокомпании. Бамако, 22 марта 2012 года.

Части армии Мали группируются возле здания национальной телерадиокомпании. Бамако, 22 марта 2012 года.

В западноафриканском государстве Мали произошел военный переворот. Путчисты обвинили гражданское правительство в неспособности справиться с восстанием кочевников-туарегов на севере страны и пообещали вернуть власть избранному президенту, когда "будут восстановлены национальное единство и территориальная целостность" страны. Международное сообщество осудило переворот и призвало к скорейшему восстановлению конституционного правления.

Солдаты захватили президентский дворец в столице страны Бамако. Западные агентства сообщали о перестрелках в городе и о том, что мятежники взяли под контроль государственное телевидение. Позже по телевидению было передано телеобращение путчистов, которые заявили, что причиной мятежа стала неспособность властей снабдить армию всем необходимым для борьбы с повстанцами-туарегами на севере страны. Представитель военных заявил:

- Следующие меры приняты сегодня, 22 марта: действие конституции приостановлено до последующего уведомления. Все институты республики распущены до последующего уведомления. Правительство будет сформировано после консультаций со всеми представителями общества.

Мои дорогие соотечественники! Целью Совета по восстановлению демократии ни в коем случае не является захват власти. Мы обещаем, что вернем власть демократически избранному президенту, как только единство страны будет восстановлено, и ее суверенитет не будет под угрозой...

* * *
Путчисты заявили о создании Национального комитета по восстановлению демократии. Считающийся его главой капитан Амаду Саного объявил о введении комендантского часа. Свергнутый президент Амаду Тумани Туре был вынужден бежать; по сообщению ряда источников, он невредим и находится в безопасном месте. В апреле 2012 года Тумани Туре должен был уйти в отставку по истечении двух президентских сроков. В 1991 году он сам пришел к власти в результате вооруженного переворота, которыми богата история Мали, но затем передал власть гражданскому правительству, а в 2002 году был избран президентом.

Мятеж начался 21 марта в военном лагере, который посетил министр обороны. Его речь, касающаяся восстания туарегов-сепаратистов, стремящихся к созданию собственного государства в пустыне на севере Мали, не удовлетворила военных, несущих немалые потери в столкновениях с туарегами. Они заявили, что власти недостаточно обеспечивают их, в том числе едой и оружием. Мятеж перекинулся и на другие части, и 22 марта военные объявили о захвате власти в стране.

Восстание туарегов активизировалось благодаря оружию, полученному ими из соседней Ливии после свержения режима Муамара Каддафи. Десятки тысяч людей бежали с севера страны.

Правительство Мали не сообщало о числе солдат, убитых в противостоянии с туарегами. Потери были, как полагают, значительными; вдовы военнослужащих возглавили протесты в феврале.

О влиянии ливийского конфликта на нынешние события в Мали в интервью Радио Свобода говорит ведущий сотрудник Института Африки Российской академии наук Евгений Корендясов, бывший послом России в Мали в 1997-2001 годах:

- Проблема туарегов существует давно - лет 50, а может быть и больше. Она не в первый раз выступает причиной крупных внутриполитических осложнений в Мали. Но в данном случае ливийский режим тратил немалые деньги, чтобы создать здесь мирную обстановку - во-первых, путем развития социальной инфраструктуры, во-вторых, путем сдерживания салафитских и сепаратистских тенденций в этом регионе. В конце 90-х годов режим Каддафи рекрутировал в свою армию более 2 тысяч воинственно настроенных туарегов и тем сгладил ситуацию в этом регионе. После свержения и убийства Каддафи эти туареги покинули Ливию - хорошо вооруженные, с современными пулеметами, с современными гранатометами. К ним присоединились, включая бронетехнику, и те ливийские части, которые сохраняли верность Каддафи.

Конечно, их вторжение в эту зону - в частности, на север Мали - существенно изменило расстановку сил и обострило уже имевшиеся противоречия между местным населением и центральными властями. Центральные власти, естественно, вели какую-то политику по достижению мирного решения, но, очевидно, им это не удалось. Неприятность этого движения состоит не только в том, что создается угроза раскола страны, но и в том, что усиливается экстремистское крыло исламизма...

Государство Мали, обретшее независимость от Франции в 1960 году, пережило целую серию военных переворотов. Однако в 90-х годах оно обрело демократические институты, став одним из немногих демократических стран региона. По мнению Евгения Корендясова, нынешние путчисты столкнутся со значительным общественным давлением с требованием восстановления демократии:

- Свои демократические правила, традиции существуют в Мали давно, они достаточно глубоко укоренены, и не считаться с этим нельзя. В последние годы их удалось в значительной степени укрепить, создать более современные политические структуры. Поэтому я ожидаю, что общество будет активно требовать от военных как можно скорее передать власть демократическим структурам. Мали - страна с большими традициями демократического управления. Самая большая опасность - это возрождение межэтнического неприятия. Эта опасность существует, но Мали славится тем, что межклановые, межплеменные отношения здесь всегда характеризовались умеренностью, здравым смыслом. Каждая крупная этническая группа Мали уже побывала у власти и имеет опыт управления. Между ними установились отношения дружбы. Конечно, представители этих групп могут подтрунивать друг над другом, но отношения вражды речи не идет.

В 60-е годы, после провозглашения независимости, Республика Мали тяготела к социализму и Восточному блоку, пользовалось поддержкой Советского Союза. Но остались ли у России – преемницы СССР – интересы в Мали? Евгений Корендясов напоминает:

- Когда они получили в 1960 году независимость - причем при достаточно драматических обстоятельствах, в результате выхода Мали из Федерации Мали-Сенегала, - Франция заблокировала все отношения с Мали: страна даже лишилась возможности получать топливо. Советские самолеты вынуждены были, чтобы освещать президентский дворец, возить солярку. Мы действительно помогли Мали в становлении независимости, в создании национальной армии. Это было так. Есть ли у нас там интересы? Конечно, есть - геополитические. Мали - крупнейшая страна в Западной Африке. Есть интересы, связанные с противодействием глобальным угрозам - в частности, организованной преступности и наркотрафику. Через территорию стран Западной Африки, в том числе через Мали, в страны Европы ежегодно перевозятся из Латинской Америки наркопродукты на сумму до двух миллиардов долларов. Мы имеем особое соглашение с Мали по борьбе против террористической угрозы и угрозы международной организованной преступности. Кроме того, Мали - страна с богатыми минеральными ресурсами, прежде всего, золота. Мали которая производит до 500 тысяч тонн хлопка, в котором мы заинтересованы. Наши компании продолжают присутствовать в этих секторах экономики - тем более что, как вам известно, цена на золото поднялась до 1700-1900 долларов за унцию. Это делает эксплуатацию месторождений в Мали весьма и весьма рентабельной - гораздо рентабельнее, чем эксплуатация российских золотых месторождений...

* * *
Международное сообщество осудило военный переворот в Мали и призвало к скорейшему восстановлению конституционного правления. С выражением озабоченности выступили Европейский Союз, Африканский союз, организация Экономическое сообщество западноафриканских стран.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG