Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Клинтон торопит иранскую дипломатию


Переговоры Хиллари Клинтон с королем Саудовской Аравии Абдаллой.

Переговоры Хиллари Клинтон с королем Саудовской Аравии Абдаллой.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что время, отпущенное Ирану на дипломатические урегулирование проблемы, связанной с проектами обогащения урана, ограничено. Иранская ядерная программа была среди главных тем переговоров госсекретаря в ходе ее турне в Саудовскую Аравию и Турцию.

Центральное место в выступлениях госсекретаря Клинтон и в Эр-Рияде, и в Стамбуле было отведено призывам к верховному иранскому лидеру аятолле Али Хаменеи конкретными делами подкрепить свои теологические рассуждения о том, что ислам и ядерное оружие несовместимы.

- Мы полагаем, что очень быстро сможем понять, действительно ли Иран готов к диалогу, действительно ли он намерен предпринять конкретные и заслуживающие доверия шаги, направленные на мирное урегулирование споров, касающихся его работ по обогащению урана, - сказала Хиллари Клинтон. - Мы надеемся, что иранское руководство примет правильное решение, но я хочу подчеркнуть, - добавила она, - что Ирану не следует затягивать переговоры и что время, отведенное на дипломатию, не безгранично.

В числе мер, способных убедить международное сообщество в миролюбивых намерениях Ирана, государственный секретарь указала на обеспечение доступа инспекторам ООН на атомные объекты в стране или передачу иностранным государствам части обогащенного урана в обмен на низкообогащенное топливо, используемое в исследовательских реакторах. Клинтон повторила, что стратегической целью США является не сдерживание Ирана, когда он обзаведется ядерным оружием, а недопущение создания им ядерного боезаряда.

Заявления госсекретаря преследуют ту же цель усиления давления на Тегеран, что и решение, объявленное на днях президентом Обамой, о введении санкций против тех стран, которые продолжают закупать иранскую нефть. Тем не менее, многие эксперты в США и в Израиле слабо верят в то, что грозные декларации и экономические санкции способны сами по себе заставить Иран отказаться от оружейных ядерных планов.

- Меры, о которых идет речь, запоздалые и не достаточно жесткие, - заявил в интервью телеканалу "Фокс" бывший представитель Израиля в ООН Даниэл Гилерман. – Может быть, они бы и сработали, если бы введены несколько месяцев назад. Но санкции, о которых говорит президент, вступят в силу только к концу июня, и не похоже, что они убедят фундаменталистский режим в Тегеране остановить работу над созданием ядерного оружия, которое угрожает безопасности всего мира.
Время для мирного решения проблемы действительно истекает, и Запад сейчас просто обязан сделать все, чтобы у Ирана не оставалось никаких сомнений в серьезнейших последствиях, которые его ждут в случае срыва предстоящих переговоров в Стамбуле, - подчеркнул Даниэль Гилерман.

Не все, впрочем, разделяют эту пессимистическую точку зрения. Любопытно, что среди оптимистов есть и те, кто в прошлом скептически оценивал возможности дипломатии и экономического нажима подвигнуть Иран к компромиссу, но в свете последних событий изменили свою позицию. В числе таковых - видный вашингтонский аналитик Эдвард Люттвак.

- Во-первых, Иран был вынужден согласиться на переговоры, что уже можно считать результатом действия санкций, так как в течение года с лишним Тегеран и не думал возобновлять диалог. Во-вторых, участие в переговорах наряду с западными державами России и Китая, на мой взгляд, - сказал Люттвак, - почти гарантированно обрекают их на неудачу, поскольку ни Москва и ни Пекин, в отличие от прочих участников, не ответит на неуступчивость Тегерана суровым ультиматумом: либо вы останавливаете работы по обогащению урана, либо мы бомбим ваши атомные объекты. Россия и Китай будут настаивать, что переговоры должны продолжаться несмотря ни на что. Поэтому, полагает мой собеседник, за первым безрезультатным раундом последуют второй, в котором Ирану будут противостоять только США и Европа, и в таком формате при сохраняющихся санкциях переговорам может сопутствовать успех.

Серьезные санкции, нацеленные на подрыв экспорта иранской нефти, только начинают действовать, и если Тегеран проявит несговорчивость, они будут планомерно усиливаться, отмечают представители администрации Обамы и склоняющиеся на ее сторону эксперты. Причем санкции метят в самую болевую точку режима – его политическую поддержку со стороны иранского общества и, в частности, деловых кругов, напуганных перспективой экономической катастрофы. И эта поддержка, подчеркивают те, кто верит в эффективность санкций, и так далеко не стопроцентна.

По словам критиков такого подхода, администрация Обамы вновь делает слишком большой акцент на несиловые методы и практически нейтрализует попытки Израиля воспользоваться угрозой применения силы для решения иранской ядерной проблемы. Вот, что сказал в интервью телеканалу "Фокс" бывший высокопоставленный представитель госдепартамента Джон Болтон.

- Авторитное издание Foreign Policy, ссылаясь на источники в администрации, сообщило, что Израиль договорился с Азербайджаном об использовании его аэродромов для нанесения воздушных ударов по Ирану. А несколько месяцев назад министр обороны Леон Панетта открыто заявил, что Израиль планирует атаковать Иран летом этого года. На мой взгляд, Белый дом пытается публично вынудить Израиль отказаться от планов, от которых он не смог его отговорить в конфиденциальном порядке, - сказал Джон Болтон, в прошлом посол Соединенных Штатов в ООН.

Переговоры с Ираном в формате "5+1" - пять членов Совета Безопасности ООН плюс Германия – открываются в середине апреля в Стамбуле.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG