Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Григорию Явлинскому, одному из основателей и лидеров партии "Яблоко" 10 апреля исполняется 60 лет. Экономист по образованию, Явлинский дважды баллотировался в президенты России, лучшего для себя результата добился в 1996 году – 7,35 процента голосов избирателей. Пытался принять участие в выборах президента в марте этого года, однако не получил регистрации ЦИК (это решение Явлинский оспаривает в суде). С декабря 2011 года возглавляет фракцию партии "Яблоко" в законодательном собрании Петербурга. На вопрос, доволен ли достигнутым, Григорий Явлинский отвечает так:

– Ну, вообще говоря, я человек счастливый, я доволен тем, что у меня замечательная семья, у меня очень много друзей. Ну, а самое главное, это, наверное, то, что я сумел остаться самим собой. Мне это было непросто иногда.

– Вы говорите о политических результатах своей работы?

– Я думаю, еще рано подводить итоги. Трансформация была гигантская, и фундамент этой трансформации очень сложный. Это вся тысячелетняя история России и, в особенности, последние сто лет смутного времени – переворот в 1917 году, захват власти экстремистами-большевиками. Все эти вещи осложняют эту трансформацию, поэтому это очень долгий и сложный процесс.

– Это благодарная работа? Вы не жалеете, что 20 лет назад занялись политикой?

– Это не вопрос выбора. Это вопрос жизни. Моей мечтой было сделать страну свободной, в первую очередь экономически, чтобы она могла занять достойное место в числе наиболее развитых стран. Я в свою страну верю, и в свой народ верю. Нужно лишь создать правильные экономические механизмы, но без политики сделать этого нельзя – нельзя просто писать программы, нельзя просто советовать, нельзя просто просить начальника что-нибудь изменить. Из этого ничего не получится. Поэтому политическая борьба за свободную экономику, за частную собственность, за конкуренцию и составляет смысл моей работы.

– Вы пришли в политику в конце 80-х годов, сейчас начало 10-х годов. В целом тенденция движения российского общества – это движение вперед, топтание на месте, или откат, может быть?

– 21 век сам все двигает вперед. Другое дело, что российские власти и, в значительной мере, российское общество не вполне соответствует тем изменениям, которых требует время. Я в этом абсолютно убежден. Это, кстати, проблема мирового масштаба, но в России она очень четко проявляется – отставание в необходимых реформах, отставание властей в понимании того, что нужно делать, защита корпоративных интересов, защита себя во власти вместо реформ и выполнения общественных требований. Это, конечно, совершенно не соответствует той динамике, которая необходима в 21 веке.

– Несколько лет назад вы писали о том, что России грозит цивилизационное отставание от развитого мира в том случае, если не будут предприняты срочные реформы.

– Да, времени осталось немного, я думаю, порядка 5-10 лет. России помогает то обстоятельство, что мир замедлил свое движение, наиболее развитые страны попали сначала в кризис, теперь в рецессию. Кроме того, у современного западного общества есть очень серьезные проблемы, и политические в том числе. Это могло бы дать России возможность наверстать упущенное, но Россия этого не делает. Руководство страны думает, что может воспользоваться нынешними трудностями, существующими в мире, в совсем других целях, не последняя из которых – обогащение группы, стоящей у власти. И в этом смысле трудности, которые предстоит преодолеть, очень существенны.

– Вы один из лидеров партии "Яблоко" – чуть ли уже ни старейшей на современной российской политической сцене. Вы довольны результатами партийного строительства за прошедшие 20 лет?

– Я думаю, хорошо, что в России есть демократическая партия, которая создавалась гражданами, а не властями, которая в самых сложных исторических и политических условиях продолжала отстаивать принципиальные вещи, такие как личная свобода, человеческое достоинство, частная собственность. Но, безусловно, в новых условиях работать будет очень трудно. Хотелось бы, чтобы такая партия была в России и через 50 лет.

– Сейчас у вас вызывает беспокойство внутренняя ситуация в партии?

– Ну, она живая, нет чего-то, о чем можно было бы сказать, что это угрожает самому существованию партии. А то, что в партии есть некие противоречия, говорит только о том, что она свободная – такая, какой и должна быть объединенная демократическая партия.

– Два последних десятилетия российской политики, так или иначе, связаны с вашим именем. Вы ожидаете поздравлений, официальных или неофициальных, от первых лиц государства?

– Да нет, я к этому очень спокойно отношусь. Если бы вы у меня не спросили, мне бы это и в голову не пришло.

– Ну, вот, я вас спросил, ожидаете или нет?

– Нет, не ожидаю.

– Как вы сейчас себя чувствуете – вы попали в больницу после президентской кампании?

– Чувствую я себя хорошо. Моими врачами все было сделано очень профессионально. Настроение у меня хорошее. Ничего критического, сложного не было, но я очень благодарен за сотни сообщений о поддержке, о выражении ко мне добрых чувств, я всем очень признателен. Как признателен и за поздравления с днем рождения.

– Вы планируете, как действующий политик, сохранить себя еще на один или два президентских цикла, скажем?

– Если общество не откажется от своих требований, если властям не удастся вновь деполитизировать общество, деморализовать его в ближайшие 5-6 лет, то я, безусловно, буду участвовать в российской политике.

Григорий Явлинский в студио Радио Свобода: о выборах и выбирающих




Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG