Ссылки для упрощенного доступа

Германия после войны. Уроки культуры.


Имре Кальман вернулся к немцам вместе с остальной, запрещенной нацистами культуры

Имре Кальман вернулся к немцам вместе с остальной, запрещенной нацистами культуры

Радио Свобода продолжает рассказывать о судьбе побежденной во Второй мировой войне нацистской Германии. В новом материале речь пойдет о "денацификации культуры"

В отношении будущего немецкого государства державы-победительницы поставили цели, сформулированные как "принцип пяти Де": денацификация, демилитаризация, демократизация, децентрализация и декартелизация.Судьбу побежденной во Второй мировой войне нацистской Германии определила летом 1945 года Потсдамская конференция руководителей США, Великобритании и СССР. В отношении будушего немецкого государства державы-победительнциы поставили цели, сформулированные как "принцип пяти Де": денацификация, демилитаризация, демократизация, децентрализация и декартелизация.

Процессы денацификации включали в себя как процессы оздоровления немецкого общества, выработки новой экономической политики, так и создания новой культуры, которой и посвящен третий заключительный репортаж.
Денацификация в области культуры давалась немцам внешне легче и проходила быстрее, чем в других сферах. Здесь предписания нацистов были для многих немцев и раньше поперек горла, и вынужденное расставание с любимыми звездами, текстами, песнями, пластинками было для них сопряжено с душевными усилиями. Как известно и сам фюрер слушал еврейских исполнителей. Тем легче и радостней для немцев было снятие запретов, например на оперетты Имре Кальмана. Звезда нацистской сцены и кино Марика Марика Рёкк уже в 1951 году снялась в роли Сильвы. Имре Кальман успел еще увидеть эту картину.

Постепенно возвращались в репертуар певцов многие запрещенные нацистами песни, шлягеры. Шлягер, напомню, немецкое слово. Вернулась и всенародно популярная "Лорелея" Генриха Гейне с музыкой Фридриха Зильхера. Вернулась музыка Мендельсона. Возвращались книги. Вернулся джаз, любовь к которому до нацистов также была повсеместной.

Но само немецкое искусство после войны развивалось медленно. Так как в джазе и в оперетте, вообще в жанрах развлекательных до нацистов в Германии работало много евреев (среди них , например, берлинец трубач и руководитель оркестра Эдди Рознер, оказавшийся позднее в СССР), то с их изгнанием и невозвращением (в основном из США ) оказалось почти некому возрождать былой блеск немецкого кабаре, оперетты и других легких жанров. Тех, кто пожелал вернуться в Германию, оказалось немного. Немцам вернули фильмы Билли Уайлдера, вернули знаменитый фильм Джо́зефа фон Штернберга "Голубой ангел" с Марлен Дитрих, но ни фон Штернберг, ни Уайлдер, ни многие другие возвращаться не захотели.

Показателен случай великой невозвращенки Марлен Дитрих, дважды в 1936 и 1937 годах отказавшейся в ответ на предложение Геббельса вернуться из Голливуда в Германию. Когда же она в апреле 1960 года впервые после войны приехала на гастроли на Родину, ей пришлось увидеть плакаты "Марлен go home!". Многие довоенные ее поклонники не смогли простить ей не столько эмиграцию и нахождение во время войны на стороне американцев, сколько появление в Берлине в 1945 в американской военной форме.

Молодая женщина в Дюссельдорфе публично назвала ее предательницей и плюнула в нее. А после смерти Дитрих в 1992 году в Париже в ее родном Берлине не удалось назвать ее именем ни улицы, ни переулка. Местные власти воспротивились этому, и тогда была искусственно выделена площадь ее имени перед главным залом берлинского кинофестиваля. Когда спустя еще десять лет в 2002 году было объявлено о присуждении Дитрих почетного гражданства Берлина, это решение также критиковали многие. И это все несмотря на то, что Дитрих по сути была антифашисткой.

И все же в Германии постепенно появлялись новые таланты. Не без участия американцев, стало известно имя музыканта Джеймса Ласта, создавшего впоследствии знаменитый оркестр.

Вообще американцами в немецкой послевоенной культуре было сделано очень многое. Это особенно ярко видно на примере бывшего западного Берлина. В городе есть т.н. американский дом, американская мемориальная библиотека и основанный американцами Свободный университет. Об американцах напоминает в столице и название Чекпойнт Чарли со знаменитым на весь мир музеем берлинской стены. В Берлине до сих пор есть биг-бэнд и хор, носящие имя РИАС - аббревиатура, обозначавшая радио в американском секторе.

Постепенно местное население свыкалось с присутствием американских военных. А американские солдаты нередко женились на немках. В одной из таких смешанных семей родился актер Брюс Уиллис.

Что можно сказать об итогах денацификации в целом? Я спросил об этом Александра Гарина - профессора Европейского Центра стратегических исследований им. Джорджа Маршалла (Гармиш-Партенкирхен, Германия):

- Получился парадокс, о котором мне говорили мои друзья – немецкие философы: глубокого осмысления в деталях нацистского периода в Германии после второй мировой войны не было. Почему? Потому что глубокое осмысление означает, например, осмысление самой фигуры Гитлера с разных сторон. Но с американской наивной точки зрения это означало примерно следующее: "Вы уже начинаете там разбираться в деталях, потом вы скажете, что не все детали плохие – это уже опасно". То есть как это ни парадоксально, только после восстановления полного суверенитета в Германии появляются первые фильмы о Гитлере. Например, "Бункер", где мы видим, что Гитлер – это не просто параноик, а человек, глубоко ужасно заблуждающийся, который заблуждается с трагическими последствиями. Но за этим идея. Дискуссии на эту тему тоже не было благодаря осторожности американцем и табуированию темы по их инициативе.

В 2015 году в Германии выйдет комментированное издание книги Адольфа Гитлера "Майн Кампф". Немцы в большинстве своем понимают, что если хочешь жить относительно здоровым после болезни под названием "нацизм", следует не прекращать проводить профилактические процедуры.
XS
SM
MD
LG