Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Борис Соколов – о том, как восстанавливались города после Второй мировой


Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль на Ялтинской конференции

Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль на Ялтинской конференции

Чем отличается восстановление Советского Союза от восстановления Германии и других стран, пострадавших за время Второй мировой войны? Об этом в интервью Радио Свобода рассуждает историк Борис Соколов.

– С одной стороны, были, конечно, огромные людские потери, были разрушены города, в частности, Сталинград, Минск, Смоленск. С другой стороны, была сильно наращена мощь военной промышленности и были получены новые технологии по ленд-лизу и в качестве трофеев: из Германии, а также японское – из Китая и Кореи. Был определенный потенциал для восстановления, но Советский Союз отказался от американской помощи, от плана Маршалла, зато он активно использовал германских и иных военнопленных, которые трудились над восстановлением советской промышленности. Советский Союз оправился от последствий только где-то в середине 1950-х годов.

– Как можно сравнить темпы восстановления Советского Союза и европейских стран?

– Мне кажется, что в западноевропейских странах, прежде всего в Германии, восстановление все-таки шло относительно быстрее. Притом, что после войны там не осталось ни одного крупного целого города: больше 50 процентов городского жилого фонда было разрушено. Сталинград, например, восстановили реально только где-то к середине 1950-х годов.

– Насколько успешно шло развитие в последующие годы? К 1960-м годам в Советском Союзе наступила какая-то пора процветания: довольно успешные научные разработки, первого человека запустили в космос.

– Весь прогресс – в основном связанный с космосом – был связан с развитием военной промышленности. Это было побочное следствие развития ракетных технологий, так же, как развитие атомной, энергетики. Тем более что ракетные технологии в значительной мере были на ранней стадии заимствованы у немцев, как, собственно говоря, и американские ракетные технологии.

– Все время было отставание, начиная с военных пор?

– Оно было с дореволюционных пор и никуда не делось. Технологически и промышленно мы отставали и от Америки, и от Германии, и от Англии, и от Франции. Это никогда не менялось. Новые-то технологии у нас не стали развиваться быстрее, а, наоборот, если во время великого кризиса 1929-1933 годов нам охотно продавали за бесценок новейшее оборудование и технологии и Германия, и Америка, то с конца 1940-х годов начались определенные санкции против Советского Союза, стратегические технологии ему не предоставляли, а не стратегические покупать было все равно не на что, и технологическое отставание никак не сократилось, конечно.

– Холодная война сдерживала развитие Советского Союза, в Советском Союзе не хватало собственных сил для развития технологий.

– Да, но, с другой стороны, например, холодной войны в 1930-е годы не было, а большого прогресса тоже не было, потому что в Советском Союзе не было стимула для развитию технологий, не было рыночной экономики, люди не могли получать выгоду, если они внедряли какую-то технологию.

– А индустриализация?

– Индустриализация, прежде всего, касалась развития военного производства. По военному производству мы вышли на одно из ведущих мест в мире, но гражданские отрасли оказались даже в еще большем загоне, чем были раньше. Мне кажется, что текстильная промышленность, например, в 1930-е годы была относительно менее развита, чем, допустим, в 1913 году.

– Подытоживая нашу беседу, Советский Союз всегда отставал от стран Запада и последствия Второй мировой войны, и затем холодная война только усугубила это.

– Скорее всего, да, военная промышленность все больше выходила на первый план, но это началось с конца 1920-х годов, этот процесс милитаризации продолжался непрерывно вплоть до распада СССР.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG