Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские эксперты - о ценности саммита G20


Саммиту G20 в этом году предшествовала февральская встреча министров иностранных дел стран-участниц клуба

Саммиту G20 в этом году предшествовала февральская встреча министров иностранных дел стран-участниц клуба

Очередной саммит лидеров стран "большой двадцатки", который проходит в мексиканском курортном городе Лос-Кабос на Тихом океане 18-19 июня, будет в основном посвящен глубокому бюджетно-финансовому кризису в Европе, который грозит перекинуться на другие регионы планеты. Этот кризис, как грустно шутят эксперты, занимает сразу два места в повестке дня предстоящей встречи в верхах – первое и второе.

Вместе с тем, большинство наблюдателей крайне пессимистически оценивают способность членов "двадцатки" скоординированно выработать антикризисные рецепты. Особо значим, наверное, мрачный настрой экспертного сообщества США – страны, являющейся традиционно локомотивом мировой экономики. Даже такой казалось бы такой обнадеживающий тренд, наметившийся перед саммитом в Лос-Кабосе, как повышение котировок на американских фондовых биржах, аналитики склонны видеть в негативном свете.

- Ну, во-первых, это может быть какой-то сиюминутый зигзаг, но даже если это нечто более устойчивое, то рост биржевых индексов в США и высокий спрос на американские гособлигации указывают лишь на то, что инвесторы напуганы ситуацией в Европе, а не на то, что они очень уж верят в ближайшие перспективы американской экономики, - резюмирует оценки коллег старший научный сотрудник Фонда "Наследие" Джеймс Робертс. – "Большая двадцатка" начиналась как форум министров финансов, на пике кризиса 2008 г. его статус был поднят до саммита глав государств и правительств, и это было правильно, потому что теперь перед участниками вновь стоит задача огромной стратегической важности, – предотвратить дезинтеграцию еврозоны.

Дезинтеграция, если таковая случится, уточнил Робертс, станет следствием нарастающего недоверия инвесторов к государственным финансам сначала Греции, а затем и Португалии, Ирландии, Испании, Италии. Чем меньше уверенность инвесторов, тем выше ставка, которую должно платить государство по привлекаемым кредитам, и эта ставка может достигнуть такого уровня, который вконец перенапряжет бюджеты стран-должников. А если еще учесть, что заметную долю активов банковских учреждений в проблемных странах составляют ценные бумаги их правительств, могущие легко превратиться в пыль и повлечь за собой крах эти банков, то минорная атмосфера, в которой открывается мексиканский саммит, становится абсолютно понятной.

- Не думаю, что "большая двадцатка" способна организационно откликнутся надлежащим образом на этот вызов, - замечает эксперт Фонда "Наследие". Слишком уж этот форум стал громоздким и негибким. Количество вопросов, накопившихся с предыдущих встреч, - реформа механизмов регулирования финансовых учреждений, сбалансированное развитие, охрана среды обитания, борьба со СПИДом, помощь слаборазвитым странам, - по которым захотят выступить участники, само по себе займет много времени и отвлечет внимание от сегодняшних проблем.

Поэтому, считает Джеймс Робертс, саммит в Лос-Кабосе вряд ли станет чем-то большим, нежели протокольной съемкой, сопровождаемой ритуальными заклинаниями, цель которых - вселить оптимизм в финансовые рынки. Конечно, хорошо что в этом хоре, в отличие, скажем, от "большой восьмерки", слышны новые громкие голоса - Китая, Южной Кореи и Индии. Но скоординировать реальные значимые шаги по стимулированию темпов роста и трудовой занятости фигуранты попросту не в силах из-за огромного дефицита своих госбюджетов.
Что касается предложений Франции и Германии по ужесточению регулирования финансовой сферы, то Робертс уверен, что они натолкнутся на непреодолимое сопротивление США и Великобритании, двух стран, являющихся мировыми финансовыми центрами.

Обозреватели приводят слова бывшего президента Франции Саркози о том, что "двадцатку" следует урезать максимум до четырнадцати участников, дабы сделать организацию более управляемой. На сегодня же определенный элемент упорядоченности ее работе придают кулуарные двусторонние встречи первых лиц, проходящие наряду с пленарными заседаниями. Особняком в череде этих рандеву стоит запланированная встреча президентов Обамы и Путина. Комментирует ведущий сотрудник научно-исследовательской корпорации RAND Эндрю Вайс:

- Обозреватели сейчас увлечены вопросом, почему Путин проигнорировал саммит НАТО в Чикаго и встречу "восьмерки" под Вашингтоном, но приехал в Мексику. Российский президент более двенадцати лет находится в моем поле зрения, - сказал Вайс, - и берусь утверждать, что он человек прагматичный, ориентированный на результат, нежели на пиар, хотя последним по роду деятельности он тоже обязан заниматься – и не мало. Главное для него – это то, какие конкретные выгоды России может принести данная встреча.

- По-вашему, для Путина "двадцатка" форум более важный, чем "восьмерка"?

- Полезность "восьмерки" уже давно находится под сомнением ввиду изменившегося соотношения сил на мировой экономической арене. "Двадцатка" же, как показал кризис 2008-09 гг., при всем своем несовершенстве является единственным на сегодня механизмом координирования действий промышленно развитых стран мира. Поэтому Москва пока готова с ней работать.

Работать в надежде, что это поможет ослабить воздействие кризиса в еврозоне на ее экономику, которая ощутимо зависит от европейского импорта сырьевых ресурсов, являющихся основным источником наполнения российского бюджета. Россия также знает, что как экономическая держава второго плана она подвержена оттоку капиталов в более надежные страны в случае возникновения всякого рода кризисных ситуаций.

Более того, с ноября Россия будет председательствовать в "двадцатке". Эксперт аналитического центра RAND не рискует предсказывать, какие будут приоритеты Кремля в качестве председателя. К тому же, любые теоретические наработки могут легко разбиться о рифы внезапных пертурбаций и катаклизмов.

- Центральное место в личных беседах Обамы и Путина будет несомненно отведено Сирии и той безоговорочной поддержке, которую Москва по не совсем понятным нам причинам оказывает по сей день режиму Башара Асада. Не думаю, что Запад и США, в частности, будут в этом плане открыто нажимать на Путина, - это было бы контрпродуктивно, - но с позиции публичной дипломатии российского руководителя будут оценивать по тому, выкажет ли он готовность содействовать уходу Асада и пообещает ли прекратить поставки боевых вертолетов Дамаску, о чем в последние дни много говорила госсекретарь Клинтон. Россия, конечно, может прекратить поддержку Асада, но я очень сомневаюсь, что, оставаясь его патроном, она в состоянии выторговать у сирийского режима большие уступки оппозиции, сказал Эндрю Вайс.

Помимо Сирии, в раговоре американского и российского президентов будут затронуты темы: противоракетной обороны, в отношении которой позиция Россия является абсолютно нереалистичной, подчеркнул Вайс, никаких юридических гарантий ограничить масштабы ПРО Вашингтон Москве не даст; "билля Магнитского" - законопроекта, карающего нарушителей прав человека в России, на который Кремль грозит ответить "асимметрично"; а также, бесспорно, иранской ядерной программы, по которой в позициях Вашингтона и Москвы наметились некоторые точки соприкосновения.

Однако подвижек по этим вопросам до предстоящих в ноябре президентских выборов, считает мой собеседник, ожидать не приходится. На сегодня Обама и Путин встречались лишь один раз, и если на выборах победит нынешний хозяин Белого дома, то диалог в Мексике может дать новый позитивный старт контактам обоих руководителей.
XS
SM
MD
LG