Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Режиссер Ольга Дарфи - о своей акции в поддержку Pussy Riot


 Режиссёр и сценарист Ольга Дарфи в маске проходит по "красной дорожке" во время церемонии открытия 34 Московского Международного кинофестиваля.

Режиссёр и сценарист Ольга Дарфи в маске проходит по "красной дорожке" во время церемонии открытия 34 Московского Международного кинофестиваля.

Ужесточение статей закона о возбуждении ненависти и вражды независимые эксперты связывают с намерениями российской власти ограничить активность гражданского общества. Самое заметное проявление такой деятельности в последние дни - разного рода акции в поддержку участниц панк-группы Pussy Riot, несколько месяцев находящихся в тюрьме за панк-молебен "Богородица, Путина прогони!" в храме Христа Спасителя.

Режиссер Ольга Дарфи вечером 21 июня в знак солидарности с Pussy Riot надела маску-куклу на церемонии открытия Московского Международного кинофестиваля.

Ольга Дарфи - автор документальный фильмов "В ожидании Вано", "Калейдоскоп", "Хакер", режиссер нескольких спектаклей актуального театра. Ольга Дарфи в интервью РС рассказала о причинах своего поступка:

- Я не уверена, что как-то могу проассоциировать себя с Pussy Riot. Я совершенно не одобряю то, что они сделали, но меня дико возмущает, что они сидят в тюрьме абсолютно незаконно. Им можно назначить какие-то административные штрафы, принудительные работы или что-то еще, но то, что они помещены в тюрьму, просто возмутительно. И если сегодня за них никто не будет заступаться, то завтра никто не будет заступаться за тебя. Завтра тебя могут по любой прихоти просто посадить в тюрьму. К этой проблеме, мне кажется, надо привлекать внимание любыми методами, использовать любую возможность.

- А когда вы надели эту шапку-куклу, как вели себя окружающие люди?

- Я ее надела на красной дорожке, это огороженное пространство - за загородкой столи журналисты, которые все снимали. А потом, когда я вошла в зал, я видела недоумение на лицах, но через какое-то время люди как-то расслабились. Многие выражали солидарность со мной, некоторые подходили и говорили: "Здорово, что вы так оделись! Спасибо!" Говорили какие-то комплименты. Наверное, 5 процентов таких людей было, некоторые просто молча смотрели, в изумлении, некоторые опускали глаза, некоторые улыбались.

- Это ваш гражданский поступок или художественный акт?

- Это просто гражданский поступок. Я думала, что большинство людей тоже придут в масках. Мне кажется, сегодня это единственно возможная форма одежды. Если это как вирус распространится, люди будут приходить в масках на встречу с начальником, на какую-нибудь премьеру, будет какой-то резонанс. Какое-то давление должно быть снизу, чтобы что-то происходило сверху.

- Вы сделали уже первый шаг. Вы собираетесь дальше идти по этой красной дорожке?

- Разумеется. Я, собственно, этим всю жизнь и занимаюсь. Когда была война в Грузии, например, я взяла камеру и без всякого бюджета, одна поехала снимать фильм о последствиях войны. Это тоже была больше гражданская акция, нежели художественная, потому что сложно снять фильм в одиночестве, без всякого бюджета. Но я попыталась это сделать. Фильм был представлен на фестивалях, он выложен в интернете.

- Вам близко такое понимание искусства и творчества, как явления, которое отвечает на ход общественно-политической жизни?

- Я очень социальный человек. Я считаю, что искусство должно быть социальным, потому что мы живем в этом мире, можем его как-то изменить, и художник обязан это делать. Конечно, существуют, наверное, какие-то лирические моменты, но, может быть, в силу своего характера, - я человек очень бодрый, активный, с обостренным чувством справедливости, идеалист, - мне хотелось бы видеть какой-то прекрасный мир. Поэтому я наивно пытаюсь привносить какую-то социальность в свои работы. Зачастую художественность от этого только страдает, но я не могу по-другому.

- События последних месяцев - волна гражданской активности в Москве, в других городах, подвигнули вас на какой-то новый проект?

- Я была в эпицентре всей этой борьбы. Если вы заглянете на сайт "Большой город", там выложены 10 роликов, которые я, как креативный продюсер, делала к выборам президента. Это ролики для наблюдателей. Они сделаны тоже совершенно без всякого бюджета, там снималась куча звезд и всяких знаменитостей - проект назывался "Не прости, не пропусти". Я снималась в этих роликах с белой ленточкой. Это не меня что-то подвигло, а я надеюсь, что я кого-то подвигла к чему-то, может быть.

- Над чем вы сейчас работаете?

- Сейчас я пишу пьесу про революционеров. Я делаю сценарий для фильма про российских ученых, потому что это, конечно, полный беспредел, - то, что происходит в науке и в образовании. Это будет художественный фильм, главный герой - российский ученый, который возвращается из Америки и начинает работать в России. Пьеса документальная, это история о том, как некая девушка пишет манифест партизанского кино. Она автобиографическая.

- Вы тоже писали манифест партизанского кино?

- Еще в 2010 году я писала манифест партизанского кино, который, к сожалению, шире 15 человек не распространился, потому что, наверное, это было тогда еще не очень актуально. Может быть, сейчас опять следует вернуться к этому моему манифесту. Девушку воспитывала бабушка, и девушка едет на могилу к бабушке читать манифест. Бабушка ей из подземелья говорит: детка, ты должна найти четыре признака революционера, и тогда ты поймешь, настоящий ты революционер или нет. Ну, и дальше девушка общается со всякими революционерами и пытается найти эти заветных четыре признак - какая-то такая романтическая история.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG