Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Авторы закона об НКО пополнят "список Магнитского"


Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы выступила резко против новых поправок в закон об НКО

Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы выступила резко против новых поправок в закон об НКО

В интернете появилась петиция, подписанная представителями российских некоммерческих и неправительственных организаций. В ней они выразили протест против принятия поправок в закон об НКО, которые 6 июля должна рассмотреть в первом чтении Государственная Дума. В ней говорится о недопустимости сокращения в России гуманитарной, благотворительной, правозащитной и иной социально ориентированной деятельности некоммерческих организаций и признании большинства ее участников выполняющими "функции иностранного агента".

Московская Хельсинская группа никогда не признает себя иностранных агентом - об этом заявила председатель и одна из основателей старейшей правозащитной организации Людмила Алексеева. По ее словам, Московская Хельсинская группа даже готова, если не будет другого выхода, отказаться от получения грантов из-за рубежа:

- Если это единственный путь, и если мне ничего другого не предложат, да, МХГ откажется от зарубежной финансовой помощи. При этом мы останемся нищими, потому что ни государство, ни бизнес нам не дадут денег. Но Московская Хельсинская группа была создана в 1976 году, а первый грант она получила в 1993 году, когда она уже была всемирно известной организацией. Мы пережили советскую власть, мы работали тогда и работаем сейчас. Мы и дальше будем работать, пусть они какие угодно законы пишут. Да, конечно, будет тяжело. Не знаю, как мы это будем делать: собирать деньги, может, нас выгонят из помещения из-за того, что мы за что-то не заплатили. Не знаю. Но мы никогда, ни при каких обстоятельствах не зарегистрируемся, как агент иностранного государства, потому что мы таким не являемся.

Правозащитники указывают на тот факт, что российское государство либо вообще не помогает гражданским общественным организациям, либо делает это в минимальном объеме. Именно об этом в своем заявлении на имя президента написала Людмила Алексеева. Она также подчеркнула, что не согласна с определением политической деятельности, которая дается в новом законопроекте:

- Организация, которую я возглавляю, Московская Хельсинская группа, никакой политикой не занимается. У нас есть просветительские программы и есть мониторинговые программы. Какая же это политика? Но, оказывается, слово "политика" теми, кто писал этот закон, трактуется таким образом: среди прочего, что подпадает под это определение - влияние на общественное мнение. Разумеется, правозащитные организации, в том числе Московская Хельсинская группа, только и делают, что влияют на общественное мнение. У нас больше никакой другой функции нет, у нас нет властных полномочий, мы единственное, что можем, это говорить: "Дорогие граждане, ваши права нарушаются, защищайте вместе с нашей помощью свои права". Простите, а чем тогда занимается Русская православная церковь?".

По мнению правозащитников, форсированное принятие закона об НКО обусловлено всплеском в России гражданской активности, случившимся в последние полгода. Руководитель ассоциации "Голос" Лилия Шибанова считает, что власть раздражена появлением большого количества наблюдателей на выборах. Правда, по словам Шибановой, общественным организациям следовало бы лучше работать с гражданами, чтобы разъяснять свои задачи и цели:

- Гражданское общественное наблюдение никогда не будет политической деятельностью. С моей точки зрения, если этот законопроект будет принят, необходимо подать в суд на формулировку "политическая деятельность" и судиться по этому поводу. Также надо вести кампанию по просвещению избирателей. К сожалению, эти все формулировки "агенты" и прочее используются, не только в законе, они уже используются в бытовом плане. Это нужно для того, чтобы все понимали, что такое деньги американского налогоплательщика, европейского налогоплательщика, как они распределяются, кто финансируется, как они контролируются.

Авторы законы ссылаются на зарубежные аналоги, в частности, на действующий в США закон известный под аббревиатурой ФАРА , однако "Хьюман Райтс Уотч" находит подобный довод несостоятельным, как разъяснила представитель этой правозащитной организации Рэйчел Бенбер:

- Совершенно некорректно ссылаться на ФАРА. Это вводит в заблуждение. Этот закон распространяется на те физические или юридические лица, которые непосредственно получают инструкции от иностранной организации или иностранного лица - они и назваются "иностранными агентами". И все должны знать, что очень многие организации в США получают деньги из-за рубежа, чтобы вести свою деятельность.

Правозащитник Сергей Ковалев уверен, что принятие поправок в закона об НКО лишь усилит гражданский протест и ускорит конец нелегитимной, по его мнению, власти:

- Дело не в аналогиях с американским законом, и не в том даже, что 1938 год прошлого века и 2012-й 21-го - это разные эпохи. И не в том, как применялся закон. Пусть американский закон несовершенен. Суть дела состоит в следующем: страна нуждается в легитимной власти. Нелегитимная власть оседлала страну и творит, что хочет. Законопроекты подобного рода - это смрадное дыхание издыхающего дракона. Есть опасность потонуть в этом смраде. Я думаю, что важное обстоятельство нынешней политической ситуации состоит в том, что все больше людей, составляющих цвет нации, не желают жить в неправовом, антиправовом государстве, - сказал Ковалев.

Российские правозащитники намерены обратиться в Европарламент и в Сенат США с тем, чтобы авторы нового закона были добавлены в список Магнитского.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG