Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Художник Михаил Златковский - о хлебе политического карикатуриста


Михаил Златковский.

Михаил Златковский.

В Москве на этой неделе открывается выставка карикатуриста Михаила Златковского, обладателя почти двухсот международных премий.

Накануне открытия выставки Михаил Златковский поговорил с корреспондентом Радио Свобода о политической сатире, власти и хлебе карикатуриста.

- Как вы считаете, сейчас в России существует политическая сатира и в частности политическая карикатура?

Естественно, она существует, но практически не публикуется - за исключением абсолютно редких рисунков Сережи Ёлкина в The New Times. Больше ничего нет. Политическая карикатура существует в двух видах: первый вид – это художник нарисовал, а второй вид политической карикатуры – этот рисунок опубликован в центральной печати. Так вот, второго вида не существует.

- Сатира не востребована?

- Обществом - востребована, просто власти ненавидят сатиру и юмор по отношению к себе. Вот и всё.

- От этой ненависти власти кто-то из художников уже страдал?

- Сейчас не сажают за это дело… Нет, все художники страдают, потому что у них нет работы, у них нет заработка – это первое. Вернее, это второе, а первое, самое главное – они не могут выразить свое отношение к происходящим событиям. Карикатура актуальна только тогда, когда она публикуется, когда ее смотрят десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей. А когда она рисуется в стол и ее не видно, она абсолютно не актуальна.

Михаил Златковский, "Автопортрет"

Михаил Златковский, "Автопортрет"

- Может ли сейчас карикатура, если она вдруг окажется опубликованной, изменить что-либо в сознании людей?

- Ничего она не меняет, она просто создает определенную атмосферу в обществе. Ни музыка, ни живопись – никакое произведение искусства ничего в жизни общества не меняет: это не цена на нефть. Но любое искусство создает атмосферу.

- Может ли политическая карикатура быть прибыльной?

- У нас она не может быть прибыльной, потому что ее не публикуют, а в мире она весьма прибыльна. Ведущие художники политической сатиры в Америке или в Европе, в развитых странах, зарабатывают очень приличные деньги.

- Возможно ли возрождение политической карикатуры в России?

- Да, при смене власти. Когда уйдет эта власть, которая ненавидит сатиру по отношению к себе, тогда будет абсолютно все нормально.

- Кто может реально что-то изменить?

- Только народ, который изберет другого президента. От этой оппозиции все ожидали марша миллионов – что выйдут миллионы, а вышли всего лишь десятки тысяч.

- С чем это связано?

- С апатией, с бедностью народа. И, самая главная причина – это генетический страх у российского населения. Исправить это может только время, образование и, как я уже сказал, создание определенной атмосферы - благодаря искусству, благодаря литературе, благодаря журналистам, благодаря сатирикам.

- Сколько времени на это может потребоваться?

- Я думаю, что моей жизни не хватит: сто-двести лет. Или, поскольку в России всё непредсказуемо, то всё это произойдет в один день, как произошло это 21 августа 1991 года.

- В какой период поводов для карикатуры больше: сейчас или в советское время?

- Самый прекрасный период – с восемьдесят восьмого по девяносто, примерно, второй год. Тогда было абсолютно все разрешено.

- Вы рассчитываете на коммерческий успех выставки?

- Нет, абсолютно. У меня коммерческий успех бывает только за границей. Там давно сформировано общество ценителей серьезной графики и коллекционеров – и, соответственно, существуют деньги. А у нас деньги наши олигархи вкладывают только в Шишкина, в Айвазовского и в яйца Фаберже – до карикатуры дело не дошло.

- Дойдет когда-нибудь?

- Надеюсь, да.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG