Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Леонид Радзиховский: "Рычагов воздействия на власть у людей не осталось"


Леонид Радзиховский

Леонид Радзиховский

В Москве, теперь уже при новом мэре, вновь протестуют против градостроительной политики в российской столице. 8 сентября на митинг вышли жители микрорайона на Ходынском поле. Городские власти еще десять лет назад обещали, что здесь будет создан парк "Исторические ландшафты Москвы". Сейчас же, как опасаются жители района, вместо зоны отдыха могут появиться огромный торговый центр, храмовый комплекс и транспортно-пересадочный узел.

О проблемах Ходынки, последнего незастроенного участка недалеко от центра Москвы, рассказывает живущий здесь российский журналист Леонид Радзиховский:


"Гранд-парк" на Ходынском поле, там, согласно Генплану Москвы, принятому в 2002 году, должен быть создан большой парк. Это одно из последних пустых, незастроенных мест в черте города. Согласно Генплану, этот парк должен быть построен в 2013 году. Почему понадобилось целых 11 лет это отдельный вопрос. Но чем ближе названная дата, тем больше сомнений у жителей в том, что парк будет действительно сделан.

В последнее время пошли упорные разговоры, что часть территории оттяпают под еще один гигантский торговый центр. С другой стороны, – и это уже не разговоры – на территории поставлен крест и якобы здесь будет построен храм. А храм – это не просто место, куда люди ходят помолиться. Это примерно 2 или 3 гектара площади, с автостоянкой, домом священника. Это ликвидация пешеходной зоны, потому что должна быть оборудована автобусная остановка. Понятно, что местные жители этим, мягко говоря, недовольны. Кстати сказать, в этом микрорайоне проживают от 15 до 18 тысяч человек.

– И каков градус противостояния? Эти 18 тысяч человек выходят на митинги?

– Разумеется – нет. На митинги выходят, как всегда, 5 процентов, но, тем не менее, это довольно большое количество активных людей. Потенциально их поддерживает подавляющее большинство местных жителей, потому что в парке заинтересованы абсолютно все: ходят, собирают подписи. Но идет это, как всегда, очень вяло, с точки зрения реакции чиновников на их обращения. Здесь уже был один митинг в апреле. Были отправлены обращения в разные инстанции, но – ни ответа, ни привета. Все как всегда у нас. Зато появился этот самый крест, может быть, это и есть ответ на их обращение.

– Эта застройка – еще лужковский проект. Там компания "Интеко" активно работала, и это она планировала возводить этот парк. Власть сменилась, может быть, с этим связано, что теперь пришли другие люди и хотят заработать на этом месте?

– Вполне возможно. Во всяком случае, должен сказать, что компания "Интеко" абсолютно ничего не сделала в плане создания парка. Лужкова сняли, насколько я помню, в 2011 году. Так что у компании "Интеко" было лет 10, чтобы этот самый парк сделать. Они построили жилой комплекс, который назвали "Гранд-парк". А вот пустырь остался, ничего там не делалось.

– Рычаги давления на власть остались только одни – уличные акции протеста. Никаким другим образом не добиться выполнения взятых обязательств?

– Это самый важный вопрос, который имеет более общее значение, чем история с парком. Это модельная ситуация. Рычагов воздействия никаких нет. В нормальной, цивилизованной стране, про которую нам так много рассказывают, этих рычагов навалом: обращение к депутатам, к различным политическим партиям, в мэрию, в суд. Если мэрия не исполняет взятые на себя обязательства, с ней судятся. Если те или иные организации, например, строительные или РПЦ, в нарушение принятого Генплана начинают строительство на этом участке, с ними судятся. То есть юридических возможностей хватает, но на деле все это пшик. Чиновники на обращения не отвечают, депутаты и политические партии, насколько я могу судить по разговорам с активистами, проявляют полное равнодушие к этому делу. Кстати сказать, даже так называемые "несогласные", оппозиционеры тоже такими мелкими делами не интересуются, а живут только глобальными, космическими проектами – снять Путина и так далее. Что касается обращения в суд, я не думаю, что какой-нибудь московский суд вообще примет такое обращение. А если и примет, то ни один судья не даст жителям выиграть дело против местной администрации, РПЦ, строительной организации, а уж тем более против мэрии. Поэтому фактически никаких рычагов обратной связи у людей нет ни на одном властном уровне. Это главная проблема не только этого района, но и всей нашей страны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG