Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что обсудит Генеральная Ассамблея ООН?


В Нью-Йорке 18 сентября открывается 67-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН

В Нью-Йорке 18 сентября открывается 67-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН

В Нью-Йорке 18 сентября открывается 67-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН. В мире много очень серьёзных проблем. Какие из них займут главное место в повестке дня Ассамблеи?

Создатель и руководитель вашингтонского исследовательского Центра политики безопасности, бывший ответственный сотрудник министерства обороны США Фрэнк Гаффни считает Генеральную Ассамблею, да и ООН в целом, малоэффективной организацией:

– Генеральная Ассамблея всегда превращалась в цирк со многими аттракционами, которыми управляют разного рода деспоты с единственной целью ­– укусить или облаять Соединённые Штаты, Израиль и другие страны свободного мира. Я уверен, что и на этот раз будет то же самое. Возможно, проблема Сирии вызовет разногласия. Но дебаты вновь зайдут в тупик, поскольку режим Асада находится под защитой России, Китая и Ирана. Серьёзного обсуждения угрозы, которую представляет стремление Тегерана к овладению ядерным оружием, не будет. Кроме вопросов об Иране и Сирии, думаю, в повестку дня поставят недавние нападения на американские дипломатические представительства в Ливии, Египте и ряде других стран Ближнего Востока. Вероятно, Ахмадинеджад и некоторые другие представители исламских государств попытаются оправдать не только нападения на дипломатические миссии, но и убийства американского посла и американской охраны. Исламским экстремистам трудно понять, что в Америке существует свобода самовыражения, свобода слова, и каждый волен высказывать своё мнение о любой религии, в том числе об исламе. Думаю, в этой дискуссии нам попытаются отказать в праве на свободу мнений.

– США настаивали на уходе Асада. События в Бенгази и в Каире показали, насколько опасен вакуум власти. Не смягчит ли теперь Вашингтон свою позицию в отношении Асада, что могло бы во время сессии Генеральной Ассамблеи открыть путь для сближения с российской точкой зрения?

– Я бы не особенно восхищался секулярными ближневосточными деспотами, которые десятилетиями жестоко обращаются со своим народом. Таким был, например, Саддам Хуссейн. Наша ошибка в том, что мы невольно помогли сменить тоталитарный режим на теократический. Произойдёт ли нечто подобное в Сирии, когда уйдёт Асад? Не исключено. На мой взгляд, эти опасения не повод удерживать Асада у власти любой ценой. Хотя меня никак не привлекает возможность перехода власти в Дамаске к "мусульманским братьям", "Аль-Каиде" и тому подобным, но это вполне может произойти.

– Уже много лет ООН подвергается критике за неэффективность. Каково ваше мнение об организации?

– Организация Объединённых Наций – абсолютно нефункционирующий институт. И нет никакой надежды, что положение конструктивным образом изменится в обозримом будущем. Организация оказалась в руках недемократического большинства, состоящего из разного рода сил деспотии. Это, например, Организация исламского сотрудничества – ОИС. Она, выступая вместе с Россией и Китаем, может оказывать непропорциональное влияние на решения ООН. Лучшее, что может быть в такой ситуации, – именно слабость, беспомощность ООН. Гораздо хуже, если ООН сама станет источником или частью проблемы, делая шаг вперёд, – уверен Фрэнк Гаффни из Центра политики безопасности.

А вот мнение сотрудника вашингтонского Института мировой политики, бывшего посла США в ряде стран Африки и в Ватикане Томаса Патрика Мелади:

– Я представлял США на Генеральной Ассамблее много лет назад и знаю, что в повестку дня входили самые острые вопросы. Я ожидаю, что одним из ключевых станет вопрос о событиях в Бенгази и в Каире и о том, как избежать подобного в будущем. Я не думаю, что стороны найдут общий язык, потому что, во-первых, слишком уж велика разница культур. Во-вторых, проблема в том, что сейчас не с кем вести переговоры ни в Египте, ни в Ливии, ни в Йемене. Там нет твёрдой власти, нет надёжного лидера. С другой стороны, то, что в Иране есть твёрдая власть и есть лидеры, никак не облегчает нашу задачу, потому что договориться с такими лидерами не удаётся. Под руководством этих лидеров Иран всё ближе к созданию ядерного оружия. И ООН с его МАГАТЭ не в состоянии остановить этот процесс. Эта тема может быть включена в повестку дня, но у нас в Генеральной ассамблее не так много единомышленников. У нас нет иного выхода, кроме как пытаться договориться с оппонентами по иранской и по сирийской проблеме, – с Россией и Китаем. Наша администрация вынуждена будет искать компромисс по вопросу об Асаде после того, что произошло в Ливии и в Египте.

Что касается ООН, то я считаю эту организацию полезной. К сожалению, она не может предотвращать войны, хотя именно для этого она была создана. Но польза есть хотя бы от того, что на Генеральной Ассамблее встречаются главы государств и обсуждаются конфликтные ситуации, а в Совете Безопасности свои интересы могут защищать Соединённые Штаты и другие крупнейшие державы мира. Конечно, ООН не может совершать чудеса, но может содействовать ослаблению напряжённости. Работа ООН в большей или меньшей степени будет полезной, как была полезной в решении проблемы Южной Африки, – считает американский политолог Томас Патрик Мелади.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG