Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Болотной: особый порядок и принудительное лечение


Николай Кавказский

Николай Кавказский

Московский городской суд сегодня оставил под стражей одного из участников дела о беспорядках 6 мая на Болотной площади в Москве Николая Кавказского, признав законным продление ему ареста до 6 ноября.

Тем временем в Следственном комитете России сообщают о завершении расследования дела Болотной, об этом заявил официальный представитель СКР Владимир Маркин. Он отметил, что, по мнению следствия, одного из 16 обвиняемых необходимо направить на принудительное психиатрическое лечение. А дело другого предполагаемого участника событий 6 мая будет рассмотрено в особом порядке. Адвокаты большинства обвиняемых по делу Болотной недовольны качеством следствия, считают его предвзятым и политически мотивированным.

Следователи, занимающиеся делом о беспорядках на Болотной площади в Москве, предлагают отправить на принудительное лечение Михаила Косенко - инвалида второй группы, о невиновности и незаконности содержания под стражей которого правозащитники заявляли с момента его задержания в июне. Как сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, Косенко страдает психическим расстройством и в момент совершения преступления не мог осознавать общественную опасность своих действий, а потому его дело направлено прокурору для утверждения постановления о применении к Косенко принудительных мер медицинского характера. Наталья Таубина - директор фонда «Общественный вердикт», который осуществляет защиту прав Михаила Косенко, утверждает: он не совершал противоправных действий, а его заболевание (последствие травмы, полученной в армии), не требует стационарного лечения.

«На свободе он уже порядка 10 лет находился под наблюдением, при этом не нуждался никогда в стационарном лечении, принимал регулярно медикаменты, каждые две недели посещал врача. И этого было достаточно,- говорит Наталья Таубина, - то, что он в течение более 3 месяцев нахождения в СИЗО не получал адекватной медицинской помощи, очевидно для нас. Наш адвокат пытался добиться этой помощи, но получал от администрации СИЗО ответы, что, извините, у нас есть ставка врача, но место вакантно, поэтому мы ничем помочь не можем. По сути, единственный раз, когда Михаила Косенко видели медики - когда специалисты Института им. Сербского проводили психиатрическую экспертизу. Результаты этой экспертизы вызывают огромное количество вопросов. Непонятно, исходя из какой методологии и на основании чего эксперты пришли к выводу, что Михаил является опасным человеком и нуждается в мерах принудительного медицинского характера. Уже заявлено ходатайство о повторной медицинской экспертизе. Мы же сейчас обсуждаем и видим основания для подачи жалобы в Европейский суд по правам человека», - отметила Таубина.

Михаил Косенко был задержан 8 июня в Москве по подозрению в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителю власти. По версии следствия, он наносил удары ногами сотруднику ОМОНа. По словам защиты, в качестве доказательств тому приводится видеозапись, на которой неизвестные срывают с ОМОНовца каску и отнимают у него резиновую дубинку. Косенко же в это время просто стоит рядом. Он своей вины не признает.

Единственный из привлеченных к ответственности по делу 6 мая, кто сразу дал признательные показания, это Максим Лузянин. Его дело выделено в отдельное производство и будет рассматриваться в особом порядке, то есть без традиционной судебной процедуры и за закрытыми дверями. Против этого выступают адвокаты нескольких других обвиняемых в беспорядках на Болотной. Они отмечают, что если Лузянина признают виновным (а так, скорее всего, и произойдет), то этот приговор позволит автоматически признать виновными всех остальных фигурантов дела Болотной, даже тех, кто не признает себя участником массовых беспорядков.

Адвокат Андрея Барабанова Светлана Сидоркина полагает, что «следствие злоупотребляет правом», поскольку приговор в отношении Лузянина хотят использовать как преюдицию для квалификации такого состава преступления, как участие в массовых беспорядках. «Именно с этой целью дело выделяется в отдельное производство, - говорит Сидоркина. - Мы считаем, что следствие это делает намеренно для того, чтобы потом использовать это против остальных обвиняемых.

В настоящее время в связи с майскими беспорядками на Болотной площади в Москве обвиняются 16 человек. 13 из них находятся в тюрьме, одна – под домашним арестом и трое под подпиской о невыезде. Большинству из тех, кто находится под следствием по делу 6 мая, инкриминируют участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителя власти. Их защита не довольна качеством следствия, которое, по мнению адвокатов, ведется недобросовестно.

«Судебно-медицинская экспертиза достаточно слабая. Что касается других экспертиз, то, например, в психофизиологической на так называемом «детекторе лжи», - поясняет адвокат Дениса Луцкевича Дмитрий Динзе, - на экспертизу предоставляется техника, не упакованная, не опечатанная. Если говорить об отборе разных образцов, в том числе камней, которые вменяются многим обвиняемым (якобы они кидали камни), иные предметы, то эти камни и иные предметы не были изъяты в результате тех или иных следственных действий. Хотя дело было возбуждено уже 6 мая где-то в 21:00. На мой вопрос следователю: "По какой причине вы не изымаете все эти предметы, чтобы их исследовать?" - следователь отвечает, что прошло достаточно много времени. Это нецелесообразно. А на вопрос о том, что делали следователи 6 мая, мне ответить просто-напросто не могут. Что касается иных исследований, например, взаимодействие обвиняемых с сотрудниками полиции, то опять же не изымают ни каски, ни бронежилеты, ни полицейскую форму, и даже не собираются это делать, потому что считают, что это нецелесообразно. Якобы прошло достаточно много времени. Они хотят на свидетельских показаниях сотрудников полиции и на формальных видеозаписях доказать вину всех обвиняемых»,- считает Дмитрий Динзе.

По словам правозащитников, в расследовании дела о беспорядках на Болотной площади в Москве участвуют более 200 человек. Допрошено более 1300 свидетелей. Однако никто в правоохранительных органах до сих пор не дал оценку действиям сотрудников полиции и ОМОНа, которые фактически начали разгонять участников согласованной с властями мирной акции и, возможно, спровоцировали конфликт. Говорит руководитель Программы поддержки политзаключенных Правозащитного Центра «Мемориал», координатор Союза солидарности с политзаключенными Сергей Давидис:

- Только по одному делу (об избиении лежачего человека полицейским) дан был хотя бы формальный отказ на основании того, что вопреки утверждениям тех лиц, которые подавали заявление в Следственный комитет, лежащий человек, которого полицейский бьет ногами на видеозаписи, это мужчина, а не женщина. Полицейского, несмотря на то, что его хорошо видно, установить им не удалось. По остальным эпизодам, а есть и многочисленные видеозаписи, где явно видны преступные действия полицейских, и многочисленные показания, никаких действий не произошло. Даже формальных ответов не получено. Поэтому кто-то, насколько я знаю, пытается обжаловать незаконное бездействие, но фактически позиция государства, в лице Следственного комитета, в лице прокуратуры, ясна. Вся мощь самого негативного толкования закона в отношении участников митинга и полное отсутствие применения установленных законом норм к тем, кто действовал на стороне государства в той ситуации.

Согласованные с московскими властями шествие по Якиманке и митинг активистов протестного движения на Болотной площади в Москве 6 мая этого года закончились столкновениями граждан с полицией. Пострадали десятки человек с обеих сторон, более 400 демонстрантов были задержаны. В настоящее время по «Болотному делу» разыскиваются 70 человек, которых следователи считают виновными в совершении противоправных действий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG