Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
8 ноября в Китае открылся съезд правящей Коммунистической партии, на котором должна произойти смена поколений в руководстве страны. Съезду предшествовали скандалы, затронувшие видных политиков.

О смене поколений китайских лидеров и о последних скандалах говорит заместитель главы отделения востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

– Это, пожалуй, первое поколение, которое не утверждал Дэн Сяопин. Потом что два предыдущих поколения, то есть Цзян Цзэминь и Ху Цзиньтао, были, по сути, не только утверждены им лично, но была утверждена и политика, которую они проводили, и то окружение, в котором они находились. И в этом плане Дэн Сяопин заложил прочный фундамент для дальнейшего развития Китая, а с другой стороны, сегодня из-за того, что, по сути, заканчивается это завещание Дэн Сяопина, Китай находится на перепутье, и приходит поколение, которое совсем по-иному воспитано и, возможно, имеет конкретные цели. Во-первых, в отличие от поколения Ху Цзиньтао и Цзян Цзэминя, приходят люди, которые, как считается, значительно более либерально смотрят на развитие Китая, но это либерализм не в плане западного либерализма, например, демократизации каких-то внутренних процессов, но прежде всего считают, что Китай должен более активно развиваться во внешний мир. Если Дэн Сяопин завещал двигаться очень медленными шагами, чтобы не нарушить баланс в мире и не напугать никого, то это поколение считает, что надо рваться в мир как можно более активно, и это во многом связано и с тем, что Китай уже задыхается в рамках своих границ. То есть для того, чтобы поддерживать развитие экономики Китая, держать уровень роста - 7,5-8,5 процентов, и нужно обязательно вкладывать деньги за рубеж. Это, безусловно, изменит конфигурацию в мире. Скорее всего, это напугает многие страны, причем не только страны Запада, но и страны Азии, Японии, например. Поэтому новое поколение должно будет решать проблему имиджа Китая. Второй момент. Сегодня во власть, не только в высшие эшелоны, но и на уездный уровень, приходят люди, которые сами довольно активно участвуют в бизнесе, которые выросли в эпоху китайских 80-х годов, и которые, так или иначе, были задействованы в первичном накоплении капитала. Это люди, которые выросли уже в состоянии бурно развивающегося рынка, и, безусловно, у них рыночное мышление. Это значит, что многие вещи, которые государство сдерживало, ну, например, активное сращивание верхушки с бизнесом, это может как раз проявиться в новом поколении. И наконец, третий момент, очень важный. Сегодня, особенно из-за среднего поколения, кажется, что мощь Китая недостаточно оценена, по крайней мере, в окружающем мире, прежде всего Японией, Кореей и другими странами, с которыми граничит Китай. С этим связаны последние конфликты вокруг островов Сенкаку с Японией, вокруг островов Хулудао на которые претендует, допустим, Вьетнам.

Во внутренней политике означает ли приход нового поколения, что будет быстрее дрейф от ортодоксальных коммунистических к каким-то новым более либеральным взглядам?

– Такой дрейф уже давным-давно идет. Единственное, что он не декларируется на уровне официальной политики. Сегодня действительно Китай сталкивается с проблемой, с которой не сталкивалась, пожалуй, ни одна страна мира, это относительно разбогатевшее население, которое уже не является теми забитыми, покорными китайцами, для которых зарабатывание каждого лишнего юаня было большой проблемой. Сейчас население прошло первичное накопление капитала, население впервые начинает двигаться в сторону того, что называется гражданское общество. Оно очень далеко от гражданского общества, потому что осознание своих демократических прав никогда не было так просто, это вопрос исторический. Но это население, которое требует к себе большего уважения. И поэтому китайское руководство за последние 2-3 года идет на определенные уступки. Например, довольно жестко наказывают руководителей предприятий, которые обманывают своих рабочих. Более того, есть случаи, особенно в южных районах, когда население выступало против псевдовыборных, а на самом деле назначенных руководителей, и государство шло на то, чтобы сменить на более приемлемые фигуры. Но пойти на серьезный шаг, то есть ввести систему демократических выборов, систему гражданского контроля, систему независимых профсоюзов, независимых общественных организаций и так далее, Китайское государство не может это сделать. Скорее всего, большая свобода будет дана местным руководителям, которые, по сути, являются представителями местных кланов. И вот эти "свободы" будут предоставляться не на уровне стандартных демократических механизмов, как, например, делается в Европе или в США, а на уровне того, что руководители кланов сами будут решать свои конфликты интересов, взаимоотношения между работодателем и рабочим, и так далее.

И еще один вопрос, он касается внутриполитической подковерной, видимо, борьбы в руководстве китайского государства накануне вот этой смены поколений. Внешние наблюдатели за последние месяцы с некоторым удивлением наблюдали за происходившим, это история Бо Силая, высокопоставленного политика, который был уличен в связи с преступлением, которое, как выяснилось, совершила его супруга, и он был разжалован. Недавно газета "Нью-Йорк Таймс" опубликовала статью о богатстве семьи другого ключевого политика Вэнь Цзябао. Говорят иногда, что это может быть борьба кланов в руководстве, которое пытается скомпрометировать друг друга. Что вы думаете о происходящем? Действительно ли это так?

– Прежде всего, мы видим, что бетонное единство Китайском компартии, китайского руководства нарушено. То, что китайские руководители далеко не бедные люди, это, конечно, было известно на уровне слухов и на уровне политиков, но никогда само по себе китайское руководство не выносило такие конфликты на люди. И безусловно, сегодня идет борьба не просто поколений, сегодня идет борьба крупнейших политических кланов. Неслучайно летом Си Цзянпина, одного из лидеров будущего Китая, старое поколение обвинило в том, что он ненадежен в плане того, что не сможет продолжать ту политику, которая была завещана Дэн Сяопином. Обвинили его в этом люди, которые близки к окружению предыдущего лидера Цзян Цзэминя, который до сих пор пользуется огромным политическим весом. Ситуация с Бо Силаем укладывается в эту же схему, потому что Бо Силай не просто был популярным лидером, хотя, безусловно, коррумпированным лидером, но лидером, который контролировал целые кланы и имел большое влияние, в том числе, в Министерстве государственной безопасности КНДР. По сути, перед выборами и сейчас, перед новым назначением, идет, грубо говоря, подчистка хвостов, и пытаются восстановить вот это единство. Когда были выборы Ху Цзиньтао на пост председателя КНР, ситуация была значительно более спокойной и предсказуемой, потому что была преемственность не только поколений, но и политики. И никто не говорил, что Ху Цзиньтао будет менять политику. Хотя, безусловно, Ху Цзиньтао во многих областях мыслил как реформатор. Сегодня же многие очень боятся, что Си Цзиньпин, придя к власти, начнет реформы, связанные с антикоррупционными кампаниями, в том числе и с кампаниями вот этой клановости, когда, грубо говоря, к власти приходят не лидеры, а целые кланы, которые переподчиняют себе все, от мелких рынков и гостиничного бизнеса до производства продуктов питания. Конечно, это может ударить серьезно по экономическим интересам очень многих людей, и на этом фоне, собственно говоря, и происходит слив информации, связанный с Вэнь Цзябао, связанный еще с целым рядом лидером поменьше. Если мы посмотрим, про кого пишут, мы должны понимать, что на Запад сейчас просачивается лишь очень малая часть того копромата, который сейчас сливается в Китае. Очень мало таких статей, неблагоприятных для китайских лидеров, публикуется в тайваньской прессе, в прессе Гонконга, Макао. То есть в любом случае впервые мы увидели утечку информации. Я полагаю, что это должно во многом насторожить Си Цзиньпина, и это в известной степени такое послание ему, что на каждого в руководстве КНДР, в том числе на высших руководителей, есть свой компромат. Но Китай, на мой взгляд, не погрязнет в войне компроматов, как это можно было бы ожидать. Потому что в Китае сейчас борьба кланов верхушки равносильна самоубийству всех, учитывая многие проблемы в социальной сфере Китай, проблемы с китайской дипломатией, с продвижением во внешний мир. Сейчас как раз может быть единство в Китае значительно нужнее, чем это было два поколения назад.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG