Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ньютаун. Смерть детей


Адам Ланза убил двадцать шесть человек, из них двадцать детей

Адам Ланза убил двадцать шесть человек, из них двадцать детей

“Мы пережили слишком много трагедий за последние несколько лет, и каждый раз при подобном известии я реагировал не как президент, но, так же как и все, как родитель. И это особенно верно сегодня. Я знаю, сегодня нет родителей в США, кто не чувствует такое же переполняющее горе, что я чувствую.

Большинство тех, кто погиб сегодня, — дети, чудесные маленькие дети в возрасте от 5 до 10 лет. У них вся жизнь была впереди: дни рождения, выпускные, свадьбы, их собственные дети. Среди погибших также учителя, мужчины и женщины, посвятившие себя детям, чтобы помочь им осуществить их мечты. И наши сердца разбиты сегодня.

Как страна, мы слишком часто проходили через это, будь то начальная школа в Ньютауне, торговый центр в Орегоне, храм в Висконсине, кинотеатр в Авроре или угол улицы в Чикаго. Эти места — они все с нами по соседству, и эти дети — это наши дети, и нам вместе следует принять разумные меры, чтобы предотвратить трагедии, подобные этой, невзирая на политику.

Этим вечером Мишель и я сделаем то, что, я знаю, сделают все родители в Америке: обнимем покрепче своих детей и скажем им, как их любим, и напомним себе, как глубоко любим друг друга. Но этого не смогут сделать сегодняшним вечером несколько семей в Коннектикуте, и они нуждаются в нас сейчас. Наступили тяжелые дни, и эти люди нуждаются в том, чтобы мы, американцы, проявили себя лучшим возможным образом, и я как президент сделаю все, что в моей власти, чтобы помоч
ь”.

Это слова президента Барака Обамы, сказанные им после трагедии в начальной школе в городе Ньютаун, штат Коннектикут, где утром в пятницу было совершено массовое убийство. Массовое убийство детей. После слов о чудесных маленьких детях Обама остановился, чтобы попытаться справиться со слезами.



Обама точно передал ужас, наполняющий сердца родителей при одной попытке представить себе вооруженного человека, входящего в класс и стреляющего по пятилетним детям. Слова Обамы полны боли, они необходимы, но, в глазах многих, недостаточны.

Что Обама должен сделать по поводу оружия” — так озаглавлен материал Дэвида Ремника в журнале “Нью-Йоркер”. Он не скрывает разочарования "левых" по поводу политики Обамы: “Это была бойня, бойня, как уже не раз до этого, и вряд ли тут можно считать, что эмоции — это все, что здесь нужно. Что нужно, так это контроль за оружием — строгий, всеобъемлющий контроль за оружием, который ставит ценности общественной безопасности выше ценностей охотников на оленей и неверного антиисторического прочтения второй поправки.

Обама сказал стране, что он отреагировал на стрельбу в Ньютауне “как родитель”, и это понятно, но что нам более важно, чтобы он отреагировал как президент, освобожденный, наконец, от пут выборов и их грязных компромиссов, президент, который отважится изменить ход национальных дебатов и законодательную повестку дня в отношении оружия.

До сих пор Обама, демонстрировавший куда большую настойчивость в отстаивании своих позиций по различным вопросам, от здравоохранения до прав геев, держал себя в заложниках политической максимы, согласно которой невозможно приобрести политические очки, предлагая что-либо более жесткое в отношении оружия, чем ограниченное законодательство. Он держал себя в заложниках у электорального расчета, что избиратели “колеблющихся штатов”, начиная с Огайо, Пенсильвании, Флориды и Колорадо, отвергнут его, если он пойдет дальше в вопросе оружия. Но он выиграл эти штаты. Сейчас время рискнуть их любовью, рискнуть всеобщим неодобрением — во имя спасения жизней”.

Вторая поправка, упоминаемая в тексте Ремника, — это поправка к конституции США, на которой основывают свои позиции защитники права на владение оружием: A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed. Дословный перевод: "Хорошо регулированная милиция необходима для безопасности свободного штата, и право людей на владение и ношение оружия не должно подвергаться посягательствам".

Необходимо понимать, что это текст конца XVIII века, и речь идет о народном ополчении, предназначенном для обороны почти самостоятельных штатов. Те, кто, как Ремник, выступает за ужесточение законов об оружии, обращают внимание на эту первую часть фразы и спрашивают: о какой милиции идет речь сейчас? “Неверное антиисторическое прочтение второй поправки”, — пишет Ремник.

Люди, выступающие за широкое право на владение оружием, обращают внимание на вторую часть фразы, что это право не может быть ограничено, и Верховный суд — единственный, кто может давать тут интерпретацию, — до сих пор был на их стороне. Как мы видим, даже президент, как и многие другие влиятельные политики, не выступает настойчиво за пересмотр этой нормы. Кроме политических соображений, возможно, надо принять во внимание и существование сильного оружейного лобби.

Но, может быть, самое важное: право на оружие — важнейшая часть американской культуры и истории; страна в своем становлении была вынуждена прибегать к оружию, чтобы защититься, и в глазах многих право на владение оружием является коренной гарантией прав и свобод отдельной личности. Наш коллега Брайан Уитмор свидетельствует, что на Юге на бамперах машин часто можно увидеть наклейки примерно такого содержания: "Я отдам свое оружие, только когда они смогут разжать мои мертвые, холодные пальцы".

Нам предстоит в ближайшие дни попытаться понять корни и суть этой полемики, а Америке предстоит новый виток тяжелейшей дискуссии, чудовищным поводом возобновления которой стали погибшие дети. “Чудесные маленькие дети в возрасте от 5 до 10 лет”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG