Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Миланский эдикт как примирение Христа и бога-крокодила


Развалины императорского дворца в Медиолануме

Развалины императорского дворца в Медиолануме

В городе Ниш в Сербии проходят торжественные мероприятия в связи с 1700-летием Миланского эдикта – документа времен Римской империи, посвященного проблеме религиозной толерантности. В конце III века в античном Наиссе, в провинции Мёзия, родился один из авторов этого эдикта, будущий император Константин Великий.

Миланский эдикт (или Медиоланский, по тогдашнему названию этого города – Медиоланум) был подписан тогдашними соправителями Римской империи, Константином и Лицинием, по разным данным, в конце января или начале февраля 313 года. В подлиннике он не сохранился, но его текст приводит христианский ритор и философ Лактанций в труде под названием «О смерти гонителей».
Суть этого документа – в предоставлении равноправия всем многочисленным религиозным культам, которые существовали тогда на территории империи. Среди них было и христианство, которое до самых недавних пор жестоко преследовалось. Таким образом, традиционные для Рима языческие культы лишились статуса привилегированной государственной религии. Хотя формально христианство было легализовано еще раньше – в 311 году, когда умирающий император Галерий под влиянием христиан из своего окружения подписал соответствующий эдикт, получивший название Никомидийского.

Надо заметить, что император Константин, позднее получивший прозвище Великого, давно симпатизировал христианству – к числу приверженцев этой религии относилась его мать Елена. Константин в течение многих лет вел борьбу с соперничающими вельможами и полководцами за власть в Римской империи. Он верил, что накануне одной из решающих битв в окрестностях Рима в 312 году Христос помог ему взять верх над узурпатором Максенцием. По преданию, накануне сражения Иисус явился Константину во сне и приказал ему начертать на щитах своих солдат христианский символ. А в самый день битвы в небе появилось знамение в форме креста.

Что касается второго соавтора Миланского эдикта, Лициния, то он впоследствии рассорился с Константином, проиграл ему в очередной войне и погиб. Константин Великий оставался приверженцем христианства, которое постепенно приобрело статус государственной религии. Хотя крестился великий император лишь на смертном одре. Христианский характер империи был закреплен преемниками Константина. Таким образом, Миланский эдикт можно считать символическим водоразделом между языческой и христианской Европой и – с некоторой натяжкой – между античностью и ранним Средневековьем.

О Миланском эдикте РС рассказал доктор исторических наук, историк-византинист Сергей Иванов:

XS
SM
MD
LG