Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Горе от ума: будни безработных с дипломами


Один из молодых участников демонстрации против мер бюджетной экономии в Афинах

Один из молодых участников демонстрации против мер бюджетной экономии в Афинах

«Вот уже год, как я сдала последний экзамен, но постоянной работы у меня до сих пор нет. Пока я работаю неполную рабочую неделю в колл-центре, чтобы хотя бы платить за съемную квартиру. Это буквально убивает меня, очень хотелось бы работать по специальности. Проблема в том, что, похоже, я провалилась в черную дыру между дипломом магистра и работой…». Это одна из многочисленных записей с postgraduateforum.com, британского форума выпускников университетов. Почти пятая часть обладателей дипломов об университетском образовании в Великобритании не в состоянии найти работу по меньшей мере в течение года. Престиж высшего образования падает по мере того, как университетский диплом перестает быть гарантией быстрого трудоустройства, интересной работы и хороших профессиональных перспектив. Это общеевропейское явление. Как полагает, скажем, эксперт варшавского Центра Адама Смита Иренеуш Яблонский, в начале 1990-х в Польше была поставлена ложная цель – мол, каждый должен иметь образование, желательно высшее. В результате оказалась разрушена весьма неплохая система профтехобразования – техникумы и училища. Их заменили лицеями. А теперь выясняется, что польской экономике нужны в первую очередь работники сферы услуг и производства, а не психологи, социологи, специалисты по маркетингу и управленцы, которых нынче явный избыток.

Положение усугубляется тем, что во многих странах выпускники оказались в долгах по студенческим кредитам. Их средняя сумма в Британии, например, составляла в прошлом году более 16 тысяч фунтов.

В 2003 году 28-летняя Брук Магнанти, аспирантка Шеффилдского университета, работая над диссертацией в области судебной медицины, задумалась, как выплатить взятый во времена студенчества кредит, при этом не бросить научную работу и сохранить мало-мальски пристойный уровень жизни. Как позднее рассказывала она сама, когда уже не оставалось денег, чтобы заплатить за квартиру, она задала себе вопрос: «Каким образом я могла бы заработать, чтобы это не требовало предварительной подготовки или вложения денег, приносило доход сразу и оставляло свободное время для основной, научной работы?» Всем этим требованиям удовлетворяла проституция, и Брук устроилась в так называемый эскорт-сервис, где проработала больше года, получая примерно 300 фунтов в неделю.

Свои впечатления и наблюдения Брук Магнанти публиковала в блоге под псевдонимом Belle du Jour («дневная красавица»). Блог приобрел огромную популярность – его автор не только не сбилась на пошлости, но, наоборот, со вкусом и юмором рассказывала о своей жизни. Позднее Belle du Jour, не раскрывая инкогнито, написала на основе своего блога книгу, по которой даже сняли телесериал. Секрет Брук Магнанти был раскрыт прессой только в 2009 году. К тому времени она давно защитила диссертацию и устроилась на работу в один из научных институтов в Бристоле, где занималась исследованиями в области нейротоксикологии. Магнанти также опубликовала несколько книг о секс-индустрии и ее восприятии обществом. В 2010 году она вышла замуж, сейчас живет с мужем в Шотландии.

История Belle du Jour, мягко говоря, нетипична и вызвала в Британии немало споров.



Как бы то ни было, студенты и аспиранты, подрабатывающие экстравагантным и порой не самым законным образом, – не редкость и в Британии, и за ее пределами. По части безработицы среди молодых людей с высшим образованием Соединенное Королевство далеко не на первом месте в Евросоюзе. Лучше обстоит дело в Германии, Нидерландах или скандинавских странах, куда хуже – на юге Европы: в Греции, Италии или Португалии, по которым сильнее ударил кризис. Мрачное лидерство в этой области принадлежит Испании. Сейчас высокий уровень безработицы там составляет более 26% трудоспособного населения. Среди молодых этот показатель достигает 55%, причем больше половины – выпускники вузов. На сегодняшний день в Испании не востребованы более 90% выпускников университетов вне зависимости от специализации – ведь затяжной кризис охватил все отрасли испанской экономики. Хотя в будущем наиболее перспективными могут оказаться, к примеру, профессии инженера по телекоммуникациям, менеджера торговых предприятий и специалиста в области финансовой отчетности, считают аналитики интернет-портала Marketyou, дающего молодежи советы по трудоустройству.

Ну а пока выбор у большинства выпускников невелик – или подрабатывать на временной работе не по специальности – к примеру, в сфере обслуживания туристов, или эмигрировать. Андрес Реверт, окончивший в 2011 году инженерный факультет Валенсийского университета, рассказывает, что не отказывается ни от какой работы, когда подворачивается такая возможность, – официантом, садовником, кем придется. Он мечтает поработать по специальности за границей – в любой европейской стране, особенно в Германии. Это довольно типично для выпускников испанских вузов. Но выясняется, что их знания далеко не всегда соответствуют немецким стандартам. Так, в 2012 году в Испании был объявлен конкурс на замещение 30 вакансий – среди молодых инженеров, желающих работать на автозаводе Volkswagen в Германии. На конкурс было подано около двух тысяч заявлений, но выдержали его лишь 8 человек.

В 2012 году в Германии трудоустроились около двух тысяч выпускников испанских университетов из почти 50 тысяч искавших там работу. Хавьер де Альба, выпускник факультета психологии того же университета в Валенсии, выбрал другой маршрут: теперь он живет в Лондоне. По специальности устроиться не смог – и решил открыть собственное дело: готовит и торгует на местном рынке испанскими национальными блюдами – паэльей, галисийским пирогом с начинкой, супом гаспачо. Денег на жизнь, по словам Хавьера, ему хватает. Лондон ему нравится – культурный город, где можно познакомиться с людьми со всего мира, говорит недавний испанский студент.

Проблема молодежной безработицы, в том числе среди квалифицированных специалистов, приобрела во многих странах Европы такие масштабы, что СМИ все чаще говорят о «потерянном поколении». Впрочем, виноват в этом, похоже, не один лишь кризис последних лет. Только сейчас становится ясно, что в самой системе образования в эпоху былого экономического благополучия возникли перекосы. Университеты год за годом выпускали на рынок труда тысячи правоведов, экономистов, менеджеров по подбору кадров, дизайнеров и других специалистов, спрос на которых в последние 5-6 лет резко снизился. В результате, например, в Великобритании, по данным на конец 2011 года, более трети молодых людей, окончивших вуз в предыдущие шесть лет, смогли найти себе лишь менее квалифицированную работу, чем предполагает полученное ими образование.

С этой проблемой столкнулись, в частности, в Польше. Там никогда не было такого числа безработных с высшим образованием, как сейчас. И, возможно, их будет еще больше, поскольку на рынок приходят молодые специалисты, родившиеся во время демографического бума 80-х годов прошлого столетия. В середине минувшего года в Польше официально насчитывалось около двух миллионов безработных, из которых 216 тысяч, то есть более 10% – с вузовскими дипломами. Примерно треть из них искали работу более года.

Создавшаяся ситуация – следствие не столько экономического кризиса, сколько того обстоятельства, что в последнее десятилетие значительно увеличилось количество вузов и студентов. Нынче в Польше высшее образование имеют почти 6 миллионов человек, что на 2,5 миллиона больше, чем 9 лет назад. Работодатели жалуются, что выпускники вузов часто не подготовлены к выполнению конкретных задач, которые перед ними ставят на работе. Гжегож Огоновский из Института альтернативного развития считает, что решить проблему довольно просто, хотя это требует усилий и средств: устраивать как можно больше практических занятий в фирмах и на предприятиях, которые работают в условиях реального рынка.

По словам эксперта, в нынешнем году уровень безработицы в Польше превысит 13%. При этом среди молодежи безработных будет примерно в два раза больше, чем в среднем по стране. Есть, однако, профессии, обладатели которых могут найти работу без проблем. Среди них – аналитики компьютерных систем, ассистенты врача, инженеры различных отраслей, специалисты по рекламе, фитнес-тренеры. Если же говорить о профессиях, не требующих высшего образования, то на польском рынке сейчас нужны квалифицированные электрики, слесари, каменщики, сварщики и сантехники.

По данным опроса, который провели варшавская Главная торговая школа и фирма «Делойт» среди студентов и выпускников ведущих польских вузов, 60% из них готовы выехать за границу, если там им предложат перспективную работу. Считается, что легче всего найти работу в Западной Европе сейчас квалифицированным специалистам в ряде отраслей физики, химии и биотехнологий.

Между тем, согласно прогнозам, к 2020 году количество студентов в Польше сократится примерно на треть, то есть на 600 тысяч. Соответственно, будет уменьшаться и количество вузов. Это уже происходит, что ведет к обострению конкурентной борьбы за студентов. Высшие учебные заведения стараются как можно быстрее ввести у себя специальности, которые, как ожидается, будут популярны в ближайшем будущем. Открываются факультеты экофизики, интерактивного маркетинга или атомной энергетики – ведь Польша намерена строить первую АЭС, а специалистов в этой области в стране на сегодняшний день нет вообще.

Безработица среди молодежи влетает европейским странам в копеечку. Eurofound – агентство, занимающееся исследованиями социальной политики и рынка труда, подсчитал, что расходы по социальным пособиям и упущенная экономическая выгода (то есть те товары, услуги и интеллектуальный капитал, которые не производит молодежь, сидящая без работы) в странах ЕС в сумме составляют 153 миллиарда евро в год. Это больше, чем объем годового бюджета Евросоюза. Проблема настолько серьезна, что год назад, в конце января 2012-го, она стала одним из главных пунктов повестки дня европейского саммита в Брюсселе.

Нельзя сказать, что Европа страдает от недостатка стратегических решений в сфере борьбы с безработицей вообще и молодежной в частности. Есть, например, программа «Европа-2020», среди целей которой – обеспечить 75-процентную занятость всего трудоспособного населения ЕС (в возрасте от 20 до 64 лет). Для выпускников выдвинута отдельная цель: к началу следующего десятилетия в странах Евросоюза ни один из них не должен искать работу дольше четырех месяцев по окончании учебного заведения. Однако, по мнению Дениса Пеннела, директора Европейской конфедерации частных агентств по трудоустройству (Eurociett), чтобы добиться этого, нужно устранить некоторые важные препятствия: «Европейские страны должны наладить тесное сотрудничество между государственными и частными службами по трудоустройству. Следует перейти от разговоров к делам. Например, во многих странах продолжают действовать совершенно неоправданные ограничения при приеме на работу в частном секторе. Это не позволяет ему играть достаточную роль в борьбе с кризисом на рынке труда».

Денис Пеннел, как и некоторые другие специалисты, считает, что этот рынок должен стать более гибким и подвижным. На это, в частности, рассчитан европейский проект Youth on the Move – «Молодежь в движении». Это пакет финансируемых Евросоюзом программ, предоставляющих молодым людям дополнительные возможности для повышения квалификации, стажировки за границей, приобретения другой специальности и поиска работы по всему ЕС.



Такого рода программы, при всей пользе, которую они приносят, однако, не способны внести перелом в ситуацию с молодежной безработицей в масштабах всей Европы – да они на это и не рассчитаны. Стажировки, курсы переквалификации и система образования, как говорили раньше, «без отрыва от производства» – похоже, путь верный. В Германии и скандинавских странах, где они наиболее распространены, меньше всего проблем с молодежной безработицей. В Финляндии, Швеции и Норвегии с 1980-х годов действует система «молодежных гарантий»: служба трудоустройства составляет для каждого обратившегося туда молодого человека индивидуальный план, комбинируя имеющиеся рабочие вакансии, краткосрочные курсы, заочное и очное образование таким образом, чтобы позволить ему не только заработать на жизнь сейчас, но и иметь хорошие профессиональные перспективы. Правда, удовольствие это дорогое для бюджета: скандинавские страны тратят в среднем полтора процента своего ВВП на эти и другие программы в рамках так называемой «активной политики на рынке труда» (ALMP). Так что Южной Европе с ее колоссальным бюджетным дефицитом и высокой безработицей пока остается только завидовать предусмотрительности северян, которые десятилетиями грамотно выстраивали свою социальную политику.

Впрочем, тем, кто еще не закончил учиться, специалисты по рынку труда советуют не отчаиваться, потому что высшее образование и, соответственно, более высокая профессиональная квалификация по-прежнему приносят немалые выгоды при трудоустройстве. Так, в Британии специалист с высшим образованием получает в начале трудовой карьеры в среднем чуть более 15 фунтов в час – в зависимости от профессии. Скажем, у дантистов этот показатель – более 21 фунта, у обладателей большинства гуманитарных дипломов – от 12 до 14 фунтов. Но все они, тем не менее, зарабатывают больше, чем люди без высшего образования, чей средний заработок на первом рабочем месте, по данным за прошлый год, – менее 9 фунтов в час. Важно «всего лишь» найти это первое рабочее место – и по возможности быстро. И опыт «дневной красавицы» Брук Магнанти здесь вряд ли может быть надежным ориентиром.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG