Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Григорий Голосов – об отце и сыне Гудковых


Политическая семья Гудковых

Политическая семья Гудковых

С просьбой оценить новые перспективы Геннадия Гудкова и Дмитрия Гудкова после исключения из "Справедливой России" (а также Ильи Пономарева, приостановившего в ней свое членство) и проанализировать причины, по которым Сергей Миронов принял решение исключить опальных товарищей по партии, РС обратилось к петербургскому политическому эксперту Григорию Голосову.

– Миронов никогда не был совершенно самостоятельной политической фигурой, и, разумеется, даже при отсутствии прямой договоренности с Кремлем, он действует так, чтобы удовлетворить базовые интересы власти. Гудковы были обречены на исключение из партии, и, я думаю, были к такому варианту развития событий готовы. "Справедливая Россия" от выдворения Гудковых ничего не теряет и не приобретает. Те избиратели, которые голосовали за "Справедливую Россию" в декабре 2011 года, в значительной мере рассчитывали на то, что это - хотя бы к какой-то степени оппозиционная партия. Однако нужно видеть и то, что этот электорат не лоялен партии Миронова, и в условиях, когда регистрируется много новых партий, избиратели, в любом случае, разойдутся в разные стороны. Удержать таких избирателей "Справедливая Россия" могла бы лишь с большим трудом и ценой таких издержек в отношениях с Кремлем, что, пожалуй, тот выбор, который сделал Сергей Миронов, можно представить как рациональный.

– С точки зрения партийного строительства, если встать на позицию Миронова – это выбор верный?

– Тут речь должна идти не о партийном строительстве, а о выживании партии. Кремлевское прикрытие для "Справедливой России" гораздо важнее, чем поддержка части избирателей.

– Какова перспектива политической деятельности Гудковых и Пономарева?

– Перспектива, безусловно, существует, в особенности у Гудкова-старшего, поскольку он довольно известный политик, пользующийся популярностью, по меньшей мере, в Московской области, да и некоторой общенациональной славой. Его сын просто как сын пользуется некоторой известностью. А Пономарев – весьма активный, сравнительно, молодой человек, перед которым большие политические перспективы, если он не совершит каких-то фатальных ошибок. Свой выбор они сделали (хотя отчасти этот выбор был им навязан) – самостоятельно и давно уже включившись в деятельность внесистемной оппозиции. Может быть, их расчет состоит в том, что в дальнейшем произойдет интеграция внесистемной оппозиции в политический истеблишмент.

Я бы не сказал, что этот расчет полностью неверен. Такой сценарий нельзя исключить: политическая динамика России может приобрести такой характер, что игроки, которые сейчас вписываются в это, вообще говоря, искусственное разграничение между системной и внесистемной оппозицией, станут просто оппозиционерами. Очевидно, что любой политик, который сейчас делает ставку на внесистемную оппозицию, так или иначе рассчитывает на хождение во власть. Это касается не только Гудковых, но даже и таких фигур, как Навальный, например, – который неоднократно говорил: "Если бы было можно, я бы участвовал в президентских выборах, я бы стал системным политиком". Но вероятность такого сценария при нынешнем политическом раскладе невелика, и динамика не очень благоприятна для того, чтобы он реализовался.

– А почему вы считаете, что такой выбор – отправиться во внесистемную оппозицию – мог быть Гудковым и Пономареву навязан? Кем?

– Он навязан тем, что Гудковых старательно выталкивали из системной политики. Исключением Гудкова из Думы, последними действиями "Справедливой России" им ясно показывали: вы должны сделать выбор. Вот они его и сделали.

– Илья Пономарев заявил о намерении организовать независимую фракцию в Госдуме под названием "Альтернатива". Насколько эта идея продуктивна?

– Думаю, эту идею нужно рассматривать как медийную. Разумеется, в Государственной думе нельзя создать независимую депутатскую группу, этого просто никто не допустит. Да и ни к чему, потому что большинство голосов в Думе – у "Единой России". И малые, символические движения – вроде того, что Пономарев стал бы лидером депутатской группы, – ничего особенного не принесли бы.

– Что вы думаете о намерении Геннадия Гудкова создать собственную социал-демократическую организацию?

– Я думаю, что создавать новые политические партии под конкретные личности – не очень продуктивное поле. У Гудкова-старшего есть значительные личные ресурсы и изрядный политический потенциал, но бросать эти ресурсы на создание новой политической партии я бы лично ему не советовал. Его заявления я бы тоже рассматривал в медийном контексте: их цель – немного припугнуть Кремль и "Справедливую Россию" тем, что он совсем расколет "Справедливую Россию", уведет из нее каких-то людей. По правде сказать, в "Справедливой России" не так уж много людей, которых можно было бы таким образом увести. Я думаю, что созданием политических партий Гудковы если и будут заниматься, то, что называется, спустя рукава. Ну, какого-то человека наймут, чтобы он занимался организационной работой, но ясно, что это не главный пункт деятельности. Потому что политических партий очень много, эти партии будут пробовать себя на региональных выборах, на которых их будут топить, потому что нужно натягивать процент "Единой России". Ну, какая польза Гудкову, если скажут: вот, он создал партию, а партия набрала, условно говоря, в Тамбовской области 2,5 процента? Ему гораздо лучше оставаться на виду в качестве индивидуального публичного политика. По крайней мере, никто не скажет, что он не пользуется поддержкой, это будет невозможно доказать.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG