Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отречение как система


Королева Беатрикс во время одного из последних визитов на монаршем посту

Королева Беатрикс во время одного из последних визитов на монаршем посту

В Нидерландах проходит передача королевской власти. Королева Беатрикс добровольно отказалась от нее в пользу старшего сына, наследного принца Виллема-Александра, о чем объявила еще в конце января. 30 апреля в Нидерландах праздник – День королевы, и именно в этот день Виллем-Александр принимает от матери бразды правления. Остается добавить, что нынешнее королевское отречение – третье подряд в истории Нидерландов. Ранее от престола в пользу своих наследниц отреклись бабушка Беатрикс, королева Вильгельмина, в 1948 году, и ее мать, королева Юлиана – в 1980-м. Это заставляет задуматься над смыслом отречения как политической традиции и над будущим монархии, причем не только нидерландской.

Амстердамский ресторанчик Moeders ("Матери") – место своеобразное. Он находится чуть в стороне от основных туристических трасс голландской столицы, в меню здесь в основном блюда национальной кухни. Стены ресторана сплошь увешаны изображениями голландских мам и детей – разных времен, возрастов и социального положения. Среди них лишь чуть большим размером и оранжевой ленточкой – цвет правящей династии Оранж-Нассау – выделяется портрет королевы Беатрикс и ее детей. Это очень характерно для отношения голландцев к своей королеве: Беатрикс для них – в первую очередь нечто вроде главной мамы или – в последние годы, когда у королевы один за другим стали рождаться внуки, – главной бабушки страны. В этом нет ничего раболепного, скорее наоборот: политический смысл монархии как символа государства и нации дополняется смыслом человеческим. Тем более что семейная история дома Оранж-Нассау и его взаимоотношений с голландским обществом не так уж проста.

То, что нынешняя династия вообще остается на голландском престоле, своего рода маленькое чудо: 130 лет назад она была на грани вымирания. В 1879 году король Виллем III женился во второй раз – на немецкой княжне Эмме из рода Вальдек-Пирмонт, которая была на 40 лет моложе своего супруга. От первого брака у короля было три сына, но все они умерли раньше отца. В результате девочка Вильгельмина, родившаяся в 1880 году, когда ее отцу было 63 года, стала наследницей престола. Достигнув совершеннолетия, Вильгельмина стала умной и энергичной королевой. Она была большой патриоткой, опасавшейся властных притязаний Германии, хоть сама вышла замуж за немца. Во время Первой мировой войны Нидерланды сохраняли нейтралитет, во время Второй – подверглись нападению нацистского рейха, лидера которого Адольфа Гитлера Вильгельмина публично назвала "врагом рода человеческого". Войну королева провела в Лондоне, координируя деятельность правительства в изгнании.

Вернувшись после освобождения на родину, постаревшая Вильгельмина не смогла приспособиться ни к подъему левого движения, ни к тому, что в новой Европе короли уже не были активными участниками политической деятельности. Она предпочла отречься от престола в пользу единственной дочери. Название мемуаров Вильгельмины, написанных после ухода на покой, – "Одинокая, но не одна" – отражает не только ее разочарование в политике, но и неизбежную судьбу монарха, чье положение на вершине власти, пусть уже и символической, неизбежно ведет к определенной дистанцированности от остальных людей.

Новая королева Юлиана была, пожалуй, ближе своим подданным, чем ее мать. Она отличалась простыми манерами и с удовольствием раскатывала между городами и деревнями своей страны на велосипеде – средстве передвижения, необычайно популярном у голландцев. Впрочем, Юлиане пришлось пережить и немало неприятностей. Так, пытаясь вылечить младшую дочь, родившуюся почти слепой, она попала под влияние неких сектантов-проповедников, которых к середине 1950-х годов не без труда удалось изгнать из королевского дворца. Весьма бурным был брак Юлианы с немецким принцем Бернгардом фон Липпе-Бистерфельдом. Его в 1976 году обвинили (как выяснилось, справедливо) в том, что он принял крупную взятку от американского авиационного концерна Lockheed, пообещав лоббировать интересы этой фирмы при оформлении заказа на истребители для голландских ВВС. Принц покаялся, был лишен звания генерального инспектора вооруженных сил, ему запретили носить военную форму, а сам этот скандал, вероятно, повлиял на решение королевы Юлианы в 1980 году – ей был 71 год – отречься от престола.

Ее дочь Беатрикс скандалы миновали. Правда, ее свадьба в 1966 году – опять-таки с немецким дворянином Клаусом фон Амсбергом – сопровождалась массовыми демонстрациями, участники которых не могли смириться с тем, что новый принц в 18-летнем возрасте был призван в вермахт (после чего попал в американский плен, не успев поучаствовать в боях). Любопытно, что позднее принц Клаус стал самым популярным членом нидерландского королевского дома – за исключением супруги, поскольку рейтинги популярности королевы не измеряются. Королева Беатрикс, однако, не избежала трагедий. В 2009 году на королевскую семью совершил нападение, судя по всему, психически неуравновешенный человек: он врезался на машине в королевский кортеж. Королева и ее близкие не пострадали, но погибли семь человек, находившихся поблизости. А в феврале 2012-го Беатрикс ждала новая трагедия: средний из ее троих сыновей, принц Фризо, катаясь на горных лыжах в Австрии, попал под лавину. Он выжил, но находится в коме, из которой, по заключению врачей, уже вряд ли выйдет.

Что касается политики, то королева Беатрикс, в отличие от своей матери и бабушки, спокойно приняла роль национального символа, стоящего над политическими конфликтами. Она отнюдь не была аполитичной, часто консультируясь с министрами по актуальным вопросам, но влияние королевы оставалось в основном закулисным. При ней даже было заведено правило (которое, судя по всему, отменят при ее сыне), согласно которому массмедиа не имеют права прямо цитировать королеву. Смысл этого ограничения в том, чтобы предотвратить возможность утечки слов, сказанных "не для записи". В конце концов, королева тоже человек, подверженный эмоциям, но ее слова куда весомее, чем слова большинства политиков.

Объявляя в январе о своем предстоящем уходе, Беатрикс заявила, что пришла пора передать ответственность за страну новому поколению. В отличие от ее матери и бабушки, нынешнюю королеву не принуждают к отречению никакие личные или политические обстоятельства. Она просто продолжает сложившуюся традицию, придавая ей новый смысл: нидерландский монарх, как и любой из его/ее подданных, имеет право на спокойную старость в кругу семьи. Такое отречение, лишенное драматичности и ставшее частью политической традиции, делает монархию в Нидерландах, издавна не стремящуюся к особой помпезности, еще более демократичной.

Преемник королевы Беатрикс вступает на престол в относительно спокойной обстановке. 46-летний Виллем-Александр был наиболее популярен сразу после своего появления на свет: он стал первым мальчиком, родившимся в королевской семье за сто с лишним лет. В подростковом возрасте принц не ладил с родителями, которые в конце концов отправили его на учебу в Англию. Из-за любви к развеселым вечеринкам его прозвали "Принц Пильс" (по названию одного из сортов пива – пильзнер). Впрочем, позднее наследник трона остепенился, выучился и приобрел профессию пилота: он до сих пор время от времени лично управляет королевским авиалайнером, чтобы не терять квалификации.

В 2002 году Виллем-Александр женился, продолжив традицию несколько скандальных голландских королевских браков. Дело в том, что его избранницей стала аргентинка Мáксима Соррегьета, чей отец в 70-е годы какое-то время был министром сельского хозяйства при военном режиме. Каких-либо преступлений сеньор Соррегьета не совершал, но прошлое тестя бросило тень на свадьбу наследника престола Нидерландов. Впрочем, обаятельная Максима очень скоро выучила голландский язык и стала весьма популярна среди своих будущих подданных. У нового короля и его супруги три дочери. Старшая, 9-летняя Катарина-Амалия, стала с момента вступления ее отца на престол наследной принцессой.

На первый взгляд, Виллем-Александр популярен: по данным опросов, к нему хорошо относятся 89% голландцев. Рейтинг монархии как института в Нидерландах тоже высок: за ее сохранение выступают 73% граждан. Но король может столкнуться с определенными проблемами. Прежде всего, он будет играть еще более скромную политическую роль, чем его мать. С прошлого года в политической системе Нидерландов нет должности медиатора – назначаемого монархом посредника при формировании правительственных коалиций. Медиатор являлся последним реальным политическим инструментом короны. Теперь политики получили возможность договариваться самостоятельно – и, хотя Виллем-Александр будет регулярно встречаться с премьером и другими министрами, в целом его роль сведется почти исключительно к представительским функциям. Для нынешних европейских монархий это скорее правило, чем исключение.

Но такая ситуация налагает на нового короля дополнительную психологическую нагрузку: чтобы не "потеряться" и достойно выполнять роль объединителя нации, ему нужно выступать с определенными инициативами, активно встречаться с людьми – словом, быть на виду. А зарабатывать авторитет и уважение у подданных ему придется почти с нуля. В отличие от его бабушки и прабабушки, у Виллема-Александра нет за плечами исторических испытаний, перенесенных им вместе с народом. К тому же он не столь легко сходится с людьми и не так общителен, как его мать. Вдобавок Виллем-Александр – первый мужчина на троне Нидерландов за 123 года. Голландцы, привыкшие к королевам, просто отвыкли от королей, и это тоже может вызвать определенные трудности.

То, как справится с этими трудностями Виллем-Александр, может быть важно не только для него самого и его страны, но и для других европейских монархий. Новый король Нидерландов – представитель поколения наследников, долго ждавших своего часа. В подобном положении находятся и принц Уэльский Чарльз, и принц Астурийский Филипп, и кронпринцесса Виктория: их родители, монархи Великобритании, Испании и Швеции, царствуют уже не одно десятилетие, а вот традиции добровольного отречения в этих странах, в отличие от Нидерландов, не возникло. Слишком долгое пребывание в тени не прибавляет ни уверенности в себе, ни государственного опыта, который нужен даже современным "декоративным" монархам. Так что за новым королем Нидерландов, возможно, сейчас будут внимательно следить в других королевских дворцах Европы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG