Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скандалы и выборы в американском Конгрессе


USA Congress gold medal for general Goerge Washington

USA Congress gold medal for general Goerge Washington

В научном журнале Social Science Quarterly вышло занимательное исследование о влиянии политического скандала на карьеру конгрессмена. Рассматривается, естественно, ситуация, когда чиновник отвечает своей репутацией непосредственно перед избирателями, а карьера зависит от прямых и прозрачных выборов: речь в статье о Палате представителей США.

Американский Конгресс состоит из двух палат – Сената (100 членов) и Палаты представителей (435 членов). Каждый конгрессмен из Палаты представителей избирается в одном из округов. Штаты разделены на избирательные округа в зависимости от численности населения, но таким образом, что каждый штат имеет минимум одного конгрессмена в Палате представителей (при этом, вне зависимости от численности населения, от каждого из 50 штатов избираются по два сенатора). Члены Палаты представителей переизбираются раз в два года, сенаторы – раз в шесть лет. Интересно, что, согласно исследованиям, доля переизбранных на второй срок конгрессменов в XX веке составляла почти 90 процентов (в XXI веке ситуация аналогичная) – против 60-70 процентов в XIX веке. В ситуации, когда борьба идет фактически за не очень существенное число мест в Конгрессе, значение скандалов становится особенно большим. Для сравнения: из депутатов российской Госдумы пятого созыва в нынешний шестой попало только 40 процентов, с учетом передачи мандатов доля сохранивших места депутатов возросла, но несущественно – до 50 процентов.

Вернемся все же к ситуации, когда выборная система более предсказуема. Естественно, и это подтверждается цифрами, всплывший в течение очередного предвыборного цикла в американском Конгрессе скандал отрицательно сказывается на шансах кандидата сохранить место после ближайших выборов. На протяжении 1974-2006 гг. (именно этот период рассматривают авторы статьи), из 88 испортивших свою репутацию членов палаты представителей только 43 (48,9 процента) были переизбраны по итогам ближайших выборов, в то время как среди не замешанных в скандалах конгрессменов на следующий срок переизбралось почти 90 процентов. Кроме того, 26 процентов “плохих” конгрессменов сочли за лучшее не выставлять свою кандидатуру на новых выборов и отправились на пенсию, из “хороших” так поступили только 8,5 процента.

Авторы статьи, однако, заинтересовались тем, насколько избиратели злопамятны, то есть как долго политический скандал может оказывать влияние на карьеру конгрессмена, в случае если тот все же сохраняет место в Палате представителей. Для того чтобы исследование имело научную состоятельность, понятие скандала необходимо формализовать. Это достаточно легко сделать, потому что в Конгрессе США, как и в российской Государственной думе, существует специальный орган – Комитет по этике (Ethics Committee). Скандализированными считаются те из конгрессменов, деятельность которых в том или ином виде расследует или собирается расследовать этический комитет Палаты. Расчеты показали, что интерес Комитета по этике к конгрессмену в среднем уменьшает разницу между долями избирателей, проголосовавших за него и за ближайшего соперника на 12 процентных пунктов. Спустя два года, на следующих выборах, поддержка чиновника не возвращается на доскандальный уровень, но восстанавливается на 7 процентных пунктов. Спустя еще два года в большинстве случаев американские избиратели забывают о скандале, среднее опережение ближайшего соперника возвращается на уровень 33 процентных пунктов.

Итак, избиратели в США не слишком злопамятны – их разочарование проходит всего за четыре года – правда, это целых два срока для члена Палаты представителей. Авторы статьи дают оппонентам подмочивших свою репутацию конгрессменов математически обоснованный совет: куй железо, пока горячо.

Еще один любопытный факт, выявленный исследованием, заключается в некотором повышении активности избирателей в округах, кандидатами от которых являются попавшие в скандал чиновники. Явка при ближайших выборах в среднем возрастает несильно – примерно на 1,6 процентных пункта, но все эти дополнительные голоса достаются конкурентам. Налицо эффект, громко названный в статье “давайте избавимся от этого придурка”: скандал мобилизует общественность, ранее игнорировавшую выборы, но теперь готовую проголосовать за кого угодно, но не за провинившегося конгрессмена. Ситуация знакомая.

В российской Думе “комиссия по вопросам депутатской этики” существует уже не первый созыв, так что аналогичное исследование можно провести и в отношении наших депутатов. Проблема только в научной состоятельности – и дело тут не только в недостаточной выборке, но и в неоднозначной интерпретации понятия “скандал”.
XS
SM
MD
LG