Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Десять лет пожизненного срока


Колония "Дельфин" в Соль-Илецке

Колония "Дельфин" в Соль-Илецке

Сегодня исполняется десять лет со дня ареста бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Знаменитые формулировки из приговора Пичугину – "в неустановленное время, в неустановленном месте" – стали судебным прецедентом: подсудимых в России стало возможным приговаривать к десяткам лет лишения свободы, даже если инкриминируемые им деяния происходили в "неустановленном месте" и "в неустановленное время", то есть если они не были доказаны.

Принято считать, что "дело ЮКОСа" началось с ареста Алексея Пичугина. Некоторые журналисты тогда назвали этот арест "черной меткой" для Михаила Ходорковского. В дальнейшем адвокаты Пичугина и он сам (уже в суде) утверждали, что следствие пыталось добиться от него показаний, порочащих руководство ЮКОСа и лично Ходорковского.

Из хроники уголовного преследования Алексея Пичугина

Алексей Пичугин был арестован 19 июня 2003 года в связи с обвинением его в организации убийства (якобы в интересах компании ЮКОС) в 2002 году тамбовских бизнесменов Ольги и Сергея Гориных, а также в 1998 году – покушения на главу Управления по общественным связям мэрии Москвы Ольгу Костину и разбойного нападения и покушения на управляющего компании "РОСПРОМ" Виктора Колесова.

14 июля 2003 года в СИЗО ФСБ "Лефортово" в ходе допроса двое неизвестных – предположительно, сотрудники ФСБ – применили к Алексею Пичугину так называемую "сыворотку правды". Результатом стали провалы в памяти, головные боли, галлюцинации, повышенное артериальное давление, перепады психического состояния, сильнейший фурункулез, повышенная температура и потеря 30 килограммов веса.

4 октября 2004 года в Московском городском суде под председательством Натальи Олихвер в закрытом режиме начались слушания по делу Алексея Пичугина, на которые по инициативе Генеральной прокуратуры РФ был наложен гриф "секретно". Однако ни одного секретного документа в ходе всех слушаний рассмотрено так и не было.

Прервем знакомство с хроникой уголовного дела, чтобы спросить правозащитника Андрея Блинушова, хорошо знакомого с делом Пичугина и публикующего на сайте "Права человека в России" полную хронику этого дела: почему дело Пичугина находится на обочине общественного внимания? Да и привлекало ли оно к себе большое внимание в первые годы после ареста Пичугина?

Алексей Пичугин

Алексей Пичугин

– Разобраться в делах, связанных с обвинениями в насильственных преступлениях, очень сложно. Чтобы привлечь внимание общественности, нужны немалые усилия. Тем не менее отношение к делу Пичугина, на мой взгляд, неадекватно пониженное. Очевидно, сыграло свою роль еще и то, что Алексей Пичугин служил в органах госбезопасности до ЮКОСа – у многих ведь существует предубеждение к сотрудникам спецслужб. Если бы люди еще дали себе труд внимательно почитать материалы: репортажи с судебных процессов, заключения, приговоры… Но это довольно сложный юридический материал, читать который, прямо скажем, далеко не каждому по силам.

Так считает Андрей Блинушов, председатель Рязанского историко-просветительского и правозащитного общества "Мемориал", член правления Международного общества "Мемориал", главный редактор интернет-портала "Права человека в России".

Из хроники уголовного преследования Алексея Пичугина

30 марта 2005 года судья Наталья Олихвер вынесла Алексею Пичугину приговор. Сотрудник НК ЮКОС был осужден на 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

14 апреля 2005 года Алексею Пичугину были предъявлены новые обвинения – в частности, в организации убийств в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской торговой фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой. По версии гособвинения, Алексей Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина.

17 августа 2006 года был вынесен первый приговор по второму делу Алексея Пичугина. Судья Мосгорсуда Владимир Усов приговорил Алексея Пичугина к 24 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

21 февраля 2007 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ своим определением отменила этот приговор, а дело вернула в ту же инстанцию на новое рассмотрение, в ином составе суда. При этом суд указал в своем определении, что Алексею Пичугину нужно назначить более строгое, чем 24 года лишения свободы, наказание.

6 августа 2007 года был вынесен второй приговор по второму делу Алексея Пичугина. Судья Петр Штундер приговорил его к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

4 марта 2007 года Алексей Пичугин был этапирован в Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония номер 6" города Соль-Илецк Оренбургской области ("Черный дельфин") для осужденных к пожизненному лишению свободы.

23 октября 2012 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал несправедливым разбирательство по первому уголовному делу Пичугина. Страсбургский суд постановил, что в отношении бывшего начальника отдела службы безопасности ЮКОСа были нарушены статья 6 ("право на справедливое судебное разбирательство") и статья 5 ("право на свободу и личную неприкосновенность") Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
СОЛЬ-ИЛЕЦК. ТЮРЬМА ДО ГРОБА. РЕПОРТАЖ ВЕРЫ ВАСИЛЬЕВОЙ

– В прошлом году Европейский суд по правам человека – по ряду оснований – признал первый приговор Алексею Пичугину неправосудным, – говорит Андрей Блинушов. – Но, кроме назначения компенсации, дело никак не сдвинулось. К сожалению, ощущается влияние ряда факторов. Во-первых, само то обстоятельство, что это дело ЮКОСа. К сожалению, существует предубеждение относительно богатых компаний, обеспеченных людей. Это такое, можно сказать, пролетарское отношение.

Юрист Владимир Гладышев дал высокую оценку решению Европейского суда по правам человека от 23 октября 2012 года, назвав его "победой адвокатов". Обозреватель РС Ирина Лагунина связалась с Гладышевым непосредственно в день принятия решения ЕСПЧ и спросила:

– А в чем, собственно, состоит эта победа? Европейский суд вынес свое решение, но российский суд может придерживаться совершенно иного мнения.

– Российский суд вряд ли, конечно, согласится с Европейским судом по правам человека. Но в данном случае и не ожидалось, что Алексея Пичугина немедленно отпустят после решения ЕСПЧ. Самое главное в этом решении то, что из дела ЮКОСа был изъят очень важный элемент, то, о чем говорил Путин, что "у них руки по локоть в крови". Оказалось – нет, оказалось, что это ложь. Европейский суд по правам человека нашел очень серьезные нарушения в процедуре суда, нарушения такие, которые вообще не позволяют говорить, что был настоящий, реальный суд в отношении столь серьезных обвинений, как обвинение в убийстве. Таким образом, получается, что в колонии "Черный дельфин" держат невинного человека, который был приговорен к пожизненному заключению в результате абсолютно несостоятельного суда. Это главный итог. И это победа. Естественно, в нормальном, хорошо организованном государстве человека после такого решения ЕСЧП выпустили бы немедленно, но в данных обстоятельствах это лучшее, на что можно было надеяться.

Из хроники уголовного преследования Алексея Пичугина

22 января 2013 года представители Российской Федерации обжаловали решение ЕСПЧ по делу "Пичугин против России".

18 марта 2013 года Страсбургский суд признал неприемлемой жалобу правительства РФ. Таким образом, решение ЕСПЧ вступило в силу.

Говорит журналист, автор нескольких книг о деле Пичугина Вера Васильева:

– Европейский суд в своем решении констатировал, что в отношении Алексея Пичугина при рассмотрении его первого уголовного дела, по обвинению в убийстве супругов Гориных, была нарушена 6-я статья Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. 6-я статья гарантирует право на справедливое судебное разбирательство. И вот Европейский суд постановил, что это право было нарушено. Это выразилось, в частности, в том, что председательствующий судья Наталья Олихвер не позволила адвокатам задать основному свидетелю обвинения Игорю Коровникову вопросы, связанные, прежде всего, с его личностью. А Игорь Коровников – это человек, осужденный за тяжкие преступления, за убийства и изнасилования, в том числе несовершеннолетних, и такая характеристика, конечно, важна для присяжных, когда они решают, доверять показаниям этого свидетеля или не доверять. Судья не позволила присяжным составить объективное мнение о свидетеле, и в результате был вынесен обвинительный вердикт. И это первое нарушение. Второе важное нарушение 6-й статьи выразилось в том, что разбирательство дела проходило в закрытом от публики режиме, хотя никаких секретных документов во время суда над Алексеем Пичугиным рассмотрено не было. Такие серьезные нарушения 6-й статьи Европейской конвенции, по мнению Европейского суда, обязывают российский суд отменить обвинительный приговор в отношении Алексея Пичугина и назначить новое судебное разбирательство. Вот это самое важное в решении Европейского суда. Также была назначена денежная компенсация Алексею Пичугину в размере девять с половиной тысяч евро. Но, как правило, компенсации, назначаемые Европейским судом, символические. Тем более в данной ситуации основное решение Европейского суда, конечно, не в том, что Алексей Пичугин получит деньги, а в том, что его дело должно быть пересмотрено, потому что никаким другим способом нельзя устранить те нарушения, которые допустил российский суд в отношении Алексея Пичугина. Сейчас в Верховном суде Российской Федерации находится ходатайство адвоката Алексея Пичугина Ксении Костроминой об отмене приговора. По этому вопросу будет назначено судебное заседание президиума Верховного суда. Пока дата не назначена.

– Насколько сравнимы условия содержания приговоренных к пожизненному сроку – в России и других странах? – этот вопрос я задал руководителю программ российского филиала международной организации Penal Reform International Алле Покрас.

– Пожизненное заключение в разных странах разное. Есть страны, как Великобритания, например, где пожизненное заключение – это часто означает, что осужденный проводит в заключении 12-15 лет, и потом он может быть освобожден, и просто может быть пожизненно под наблюдением. У нас это означает обязательные 25 лет в заключении, после чего осужденный может обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Поэтому сравнивать сложно. Но международные стандарты, естественно, говорят о том, что наказание, альтернативное смертной казни – а пожизненное заключение относится к этим наказаниям в тех странах, где смертная казнь отменена или где на нее введен мораторий, – должно быть гуманным. То есть к осужденным, у которых приговор предусматривает пожизненное заключение, должны применяться различные виды деятельности, ухода, то есть те меры, которые распространяются и на других заключенных. У нас это не совсем так. Режим, в котором содержатся пожизненно осужденные, он достаточно жесткий, у таких заключенных очень мало возможностей для труда. Есть у некоторых наших пожизненников небольшое количество работы в этих колониях, но далеко не у всех. И виды работ очень ограниченные: шитье рукавиц или плетение сетей. Ну и, соответственно, у них нет культурно-массовых мероприятий, которые есть в обычных колониях общего режима, строгого режима. Не совсем то, что предлагается в международных стандартах, и в общем-то, никакой подготовки к освобождению для них нет.

– Насколько Россия связана международными обязательствами или насколько на Россию должны распространяться международные рекомендации? В какой мере российские власти должны следовать этим обязательствам и рекомендациям?

– Собственно, должны следовать, как любые страны, тем договорам, которые ратифицированы. В принципе, у нас в законодательстве сказано и Конституция предусматривает, что в первую очередь учитываются международные нормы. Если национальное законодательство не соответствует международному договору, подписанному Россией, то приоритетны международные нормы. Это же есть и в уголовном законодательстве, там это сказано. В общем, конечно, не совсем соответствуют у нас условия таким международным представлениям. Но и во многих европейских странах и другой режим, и другие правила. Ну, в Америке, в американских тюрьмах, наверное, не лучше, чем у нас, а может быть, в чем-то и хуже. В европейских тюрьмах режим мягче? – рассказала Радио Свобода Алла Покрас, руководитель программ российского филиала международной организации Penal Reform International. Эта организация занимается содействием реформе уголовного правосудия в разных странах мира.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG