Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Член президентского совета по правам человека, cудья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова допрошена сегодня по так называемому "делу экспертов", которое многие журналисты склонны считать третьим "делом ЮКОСа". Допрошен и заместитель директора Центра правовых и экономических исследований ВШЭ Михаил Субботин. Следователей интересовала общественная экспертиза по "делу ЮКОСа", инициированная тогда еще президентом Дмитрием Медведевым. Этот документ ставит под сомнение законность уголовного преследования Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в рамках так называемого "второго дела ЮКОСа".

О вызове Тамары Морщаковой "на беседу" в Следственный комитет России стало известно в понедельник. Причем о том, в каком именно статусе ее вызывают к следователю, не уточнялось. Как судью в отставке, закон наделяет Морщакову неприкосновенностью, и любые следственные действия в отношении нее могут проводиться только с согласия Конституционного суда. Но дожидаться определения процессуального статуса Тамара Морщакова не стала и в назначенное время в сопровождении своего адвоката Александра Гофштейна явилась в СК.

"Уважая суд и закон, Тамара Георгиевна прибыла на допрос, и никаких претензий по поводу этого вызова у нее нет. Неприкосновенность Тамары Георгиевны не поставлена под удар вызовом в Следственный комитет, она пошла на этот вызов добровольно, полностью осознавая свою правоспособность, в том числе, и судейскую", – сказал адвокат Тамары Морщаковой Александр Гофштейн.

После трех часов, проведенных в Следственном комитете, ничего нового Тамара Морщакова журналистам не рассказала:

– Следователя интересовала процедура проведения экспертизы, которую организовал Совет по правам человека по вступившему в законную силу приговору по "второму делу ЮКОСа", и ничто из того, что следствие собирает вне того, о чем я могу ему рассказать, мне не предъявлялось. Вопрос об оплате работы экспертов не задавался, и я не услышала того, что кому-нибудь предъявляется обвинение в том, что они дали незаконное или ложное заключение, как это бывает, когда речь идет о процессуальных фигурах экспертах, привлеченных по уголовному делу.

Ранее допросы и обыски прошли у четверых из шести российских экспертов, участвовавших в проведении общественной экспертизы по "второму делу ЮКОСа" а также у учредителей и руководителей Центра правовых и экономических исследований при ВШЭ. Бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев покинул Россию после того, как у него изъяли всю переписку.

В Следственном комитете подозревают, что работа ученых, проводивших экспертизу второго приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, оплачивалась из отмытых бизнесменами денег. Причем в официальных бумагах указывается, что экспертами "издавались монографии и осуществлялись публикации в СМИ о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство… создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства, и в интересах Ходорковского М.Б. были внесены изменения в законодательство России".

"Этот тезис, как до, так и после моего посещения Следственного комитета выглядит одинаково несостоятельным", – сказала Тамара Морщакова, а ее адвокат Александр Гофштейн добавил: "Такого рода подозрения компрометируют прежде всего авторов этих подозрений".

В четверг на допрос к следователю пришел и старший научный сотрудник Института экономики и международных отношений РАН Михаил Субботин, допрос которого начался накануне. Комментируя в среду это событие, он заявил, что считает, по меньшей мере, странным допрос о преступлении, которого не было. "Это совершенно необычный случай, когда без события преступления идет расследование некоего уголовного дела", – сказал Субботин журналистам.

"Дело экспертов" многие журналисты склонны называть "третьим делом ЮКОСа", но никакого "третьего дела" не существует. Есть одно, так называемое материнское, возбужденное еще в 2003 году и насчитывающее более полутора тысяч томов, из которого выделяются все новые и новые уголовные дела.

"10 лет уже "живет и побеждает" так называемое основное, материнское "дело ЮКОСа". Даже номер его широко известен – 18/41-03. И по нему до сих пор работает следственная группа: 11-й год производит какую-то продукцию, вызывает, кого считает нужным, вне всякой связи этих людей с ЮКОСом, – поясняет адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант, – хотя дело было возбуждено по эпизодам, связанным с приватизацией ОАО "Апатит", чего только в рамках этого дела уже не понарасследовали. И потом из него, как чертенята из табакерки, выпрыгивают так называемые выделенные дела. Мы уже давно сбились со счета, сколько их. Туда произвольно, по усмотрению следователей, вбрасывается часть материалов, копируется из этого самого пресловутого основного дела, сортируются люди, кто в этом деле обвиняемый, кто свидетель… Я это называю – процессуальное наперсточничество. Но это очень удобная технология, она позволяет бесконечно длить процесс, создавать видимость следствия, когда уже ни предмета, ни пределов, ничего нет – все бездонно и бесконечно. И для всех, кроме самих причастных следователей, остается тайной, что там они в данный момент расследуют и что следующее оттуда выпрыгнет в качестве продукции".

Провести общественную экспертизу второго приговора в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в феврале 2011 года Совету по правам человека поручил тогдашний президент России Дмитрий Медведев. Он, впрочем, скептически отнесся к заключению экспертов, которые пришли к выводу о незаконности уголовного преследования бывших совладельцев ЮКОСа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG