Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвиняемые по "болотному делу" верят: стены рухнут


Обвиняемые по "болотному делу" на рассмотрении апелляции 2 июля
http://instagram.com/radiosvoboda

Обвиняемые по "болотному делу" на рассмотрении апелляции 2 июля http://instagram.com/radiosvoboda

Мосгорсуд оставил без изменений постановление Замоскворецкого суда о продлении ареста фигурантам "болотного дела"

Московский городской суд 2 июля рассматривал апелляционную жалобу на продление ареста обвиняемым по "болотному делу". Изменений нет: постановление суда низшей инстанции (Замоскворецкого) о продлении срока содержания под стражей оставлено в силе.

6 июня Замоскворецкий районный суд постановил продлить до 24 ноября содержание под стражей десятерым подсудимым: Андрею Барабанову, Степану Зимину, Денису Луцкевичу, Ярославу Белоусову, Артёму Савёлову, Сергею Кривову, Алексею Полиховичу, Владимиру Акименкову, Николаю Кавказскому и Леониду Ковязину. Александре Духаниной был продлен домашний арест, Марии Бароновой – срок нахождения под подпиской о невыезде. По мнению защиты, суд не обосновал необходимость продления сроков мер пресечения.

"Узник Болотной" Сергей Кривов

"Узник Болотной" Сергей Кривов

Заседание Мосгорсуда длилось пять часов. В своих выступлениях подсудимые и адвокаты просили отменить постановление Замоскворецкого суда и изменить меру пресечения на более мягкую. Вдобавок защита жаловалась, что не соблюдается конфиденциальность общения адвокатов с подзащитными.

Защитник Сергея Кривова Сергей Мохнаткин заявил, что полгода добивался возможности войти в процесс, и рассказал, что условия содержания в СИЗО еще хуже, чем в колониях. Адвокат Вячеслав Макаров, который тоже представляет интересы Кривова, сказал, что в процессе не соблюдается закон: "Нарушено равенство сторон. Решение о продлении меры пресечения возникло внезапно".

Адвокат Дмитрий Аграновский, защищающий Ярослава Белоусова и Владимира Акименкова, отметил, что подзащитные фактически лишены права на защиту: "Единственный технический способ обеспечить право на защиту изменить меру пресечения".

Адвокат Алексей Емельянов, представляющий интересы Степана Зимина, посоветовал суду более детально разобраться в этом деле. Практически все представители защиты отмечали, что подсудимые не представляют никакой угрозы для общества и привлекаются исключительно за свою политическую активность: "Процесс по так называемому "болотному делу" является ярким индикатором правосудия в России".

Адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант считает, что "суд ущемил права наших подзащитных и предопределил незаконность своего решения".

"Узник Болотной" Николай Кавказский

"Узник Болотной" Николай Кавказский

Обвиняемые, многие из которых находятся под стражей уже больше года, несколько раз обращались к суду с просьбой отпустить их домой. Николай Кавказский пожаловался на бесчеловечные условия содержания в СИЗО. Он также высказал свое мнение: "Правящая бюрократия сейчас решила вести политический диалог посредством арестов".

Сергей Кривов просил суд учесть, что у него есть несовершеннолетние дети.
Леонид Ковязин обратился к судебной коллегии с просьбой: "Уважаемые судьи, не надо удивлять меня, удивите себя, освободите нас из-под стражи".
Андрей Барабанов настаивал, что основания для продления ареста должны рассматриваться по каждому человеку отдельно: "У вас есть все возможности по улучшению наших условий содержания. Прошу по-человечески войти в наше положение и изменить меру пресечения на более мягкую".

Владимир Акименков призвал судей соблюдать закон: "Мы невиновны. Считаю необходимым немедленное освобождение узников "болотного дела". Я прошу все судейское сообщество приложить усилия к тому, чтобы в стране не было политических заключенных". В конце своей речи Акименков сказал: "Настанет светлое время. Стены рухнут". Зал аплодировал. Судья попросила присутствующих на процессе воздержаться от выражения эмоций.

Кроме того, Владимир Акименков пожаловался на условия содержания в СИЗО: "Даже самый здоровый человек в условиях неволи рискует потерять здоровье". А еще он попросил отпустить из-под домашнего ареста Александру Духанину, у которой даже нет права на переписку с близкими.

"Узница Болотной" Александра Духанина

"Узница Болотной" Александра Духанина

Сама Духанина, которая не имеет права выходить из дома и обязана постоянно носить специальный браслет с датчиками, просила отпустить десятерых обвиняемых из-под стражи, а себя – из-под домашнего ареста: "Я под домашним арестом более года. Я не могу учиться, не могу работать. Я себя чувствую как корова на скотобойне с этим браслетом".

Мария Баронова, которая находится под подпиской о невыезде, обратила внимание судей на гендерное неравенство: все мужчины находятся в СИЗО, у женщин – Духаниной и Бароновой – более мягкие меры пресечения. "Чем я отличаюсь от тех, кто за решеткой? У меня даже образование опаснее, чем у других. Я химик. Прошу уравнять в правах всех обвиняемых", – сказала Баронова, пояснив, что следует не ее отправить за решетку, а освободить из-под стражи других фигурантов "болотного дела". Баронова добавила, что ручается за всех подсудимых: они не намерены скрываться и препятствовать рассмотрению дела.

Прокурор, путаясь в фамилиях обвиняемых, попросила оставить в силе постановление Замоскворецкого суда о продлении ареста.

Как и следовало ожидать, суд решил оставить без изменений постановление Замоскворецкого суда о продлении ареста до 24 ноября. Родственники и друзья обвиняемых по "болотному делу" скандировали: "Позор! Позор! Позор!"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG