Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Откуда взялся полоний?


Александр Литвиненко в больнице, 20 ноября 2006 года

Александр Литвиненко в больнице, 20 ноября 2006 года


В ноябре исполнится семь лет со дня смерти бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне радиоактивным полонием-210. Сейчас проводимое судьей-коронером дознание по его делу зашло в тупик из-за невозможности открытого рассмотрения в суде секретных материалов. Под угрозой назначенное на 2 октября продолжение слушаний по этому делу.

Недавно вдова Александра Литвиненко Марина после почти семилетних расследований, судебных проволочек, мытарств и досужих спекуляций в ответ на очередное заявление местных конспирологов, что ее мужа никто не убивал, в отчаянии воскликнула: "Откуда тогда взялся полоний?" Полоний, действительно, ключевое слово в расследовании убийства Александра Литвиненко. Выяснив, откуда взялся полоний, можно с уверенностью указать на исполнителя и заказчика убийства. Британская полиция давно завершила расследование и передала его материалы в Королевскую прокуратуру, которая предъявила обвинение двум гражданам Российской Федерации – Андрею Луговому и Дмитрию Ковтуну. Без их экстрадиции в Великобританию суд не может состояться. Россия в экстрадиции отказала. В случае внезапной смерти при невыясненных обстоятельствах в Британии проводится так называемый инквест – дознание под председательством судьи-коронера. Задача инквеста – выяснить причину смерти и назвать убийц. Главное отличие инквеста от официального судебного разбирательства – проводящий его судья не может выносить приговор. Недавно проведение инквеста застопорилось: судья-коронер сэр Роберт Оуэн получил директиву правительства не оглашать в ходе дознания секретные материалы спецслужб. Оглашение секретных документов запрещено в Великобритании законом. Однако их можно было бы рассмотреть в случае замены инквеста открытым публичным расследованием. Эта юридическая процедура позволяет рассматривать секретные документы в закрытом режиме в присутствии имеющих специальный допуск адвокатов и прокуроров. Однако и на публичное расследование правительство наложило запрет. И сейчас судья-коронер заявил, что у него нет уверенности, что слушания по делу Литвиненко продолжатся в ближайшее время. При очевидной апатии правительства и зашедшей в тупик британской судебной системе ответить на сакраментальный вопрос Марины Литвиненко может лишь независимое журналистское расследование, которое и решило провести Радио Свобода. Для начала нужно понять, почему в отношении Александра Литвиненко был выбран столь необычный, чрезвычайно жестокий способ убийства, ставший первым случаем ядерного терроризма на территории Соединенного Королевства. Говорит ведущий британский специалист в области радиационной защиты, сотрудник Национального совета радиационной безопасности профессор Николас Прист.

исследование полония-210 в мюнхенской лаборатории

исследование полония-210 в мюнхенской лаборатории

– Это был блестящий выбор орудия убийства. Большинство радиоактивных материалов излучает гамма-радиацию или бета-радиацию, которые очень легко зафиксировать с помощью приборов. Радиация, которую производит полоний-210, – это чистейшая альфа-радиация, быстро разрушающая весь организм; для ее фиксации непригодны имеющиеся в больницах датчики. Чтобы ее выявить, нужна совсем другая аппаратура. Убийцы посчитали, что существует огромная вероятность того, что отравление полонием не смогут определить в обычных больничных условиях. Трудно найти другой металл (а полоний – это металл), который, с одной стороны, было бы так трудно выявить в организме, а с другой – который обладал бы такой огромной разрушительной силой. Так что убийцы сделали идеальный выбор. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в организме Александра Литвиненко удалось выделить альфа-излучение в ноябре 2006 года чисто случайно и всего за несколько часов до его кончины. Причем это удалось сделать не врачам, а лаборатории радиационных исследований, куда были отправлены образцы его тканей.

– А если бы полоний в организме Литвиненко обнаружили намного раньше, можно было бы применить для его нейтрализации какой-то антидот?

– Нет. Полоний – это такое вещество, которое, если оно попадает в организм, невозможно извлечь или нейтрализовать. Такой метод еще не создан. Так что не имеет значения, когда полоний попал в организм или когда был обнаружен, последствия будут абсолютно одинаковые.

– Первоначально у врачей возникла версия, что Литвиненко был отравлен таллием. Что их заставило заподозрить, что они столкнулись с радиоактивным отравлением?

– Симптомы, которые были у Александра Литвиненко, – это классические симптомы радиоактивного поражения. У него была поражена печень, о чем свидетельствовала общая желтизна кожи. Произошло выпадение волос. Поражены были костный мозг и кровь. Врачи сразу заподозрили радиационное облучение и сразу попытались его обнаружить, но не смогли, поэтому и возникла первоначальная версия токсического отравления. Саша Литвиненко так и не узнал, что был отравлен радиоактивным полонием. Лишь после его смерти картина прояснилась.

Однако историк разведки и автор книги "Фабрика ядов КГБ" Борис Володарский считает, что Литвиненко был отравлен не чистым полонием-210, а специально приготовленным ядом с примесью полония.

– Должен уточнить сразу: Александр Литвиненко не был отравлен полонием в чистом виде, то есть это не было радиоактивное вещество, известное из таблицы радиоактивных элементов. На самом деле это был искусно созданный профессиональный яд, включавший полоний, который в конечном итоге и нанес смертельный ущерб здоровью Литвиненко. При этом следует понимать, что это был продукт производства спецлаборатории. И если это так, то единственным местом производства этого яда может быть только Россия или бывший Советский Союз.

– Почему?

– Потому что такие яды никто и нигде больше не изготавливает, а лаборатория, которая была создана еще в ленинские времена и которая никогда не закрывалась, – спецлаборатория по производству ядов для КГБ – всегда стремилась к созданию сложных и трудно распознаваемых ядов. Нигде в мире ничего подобного не производят.

Профессор Прист также считает, что полоний, которым был отравлен Литвиненко, был российского производства. Он уверен, что по образцу полония можно определить, где и кем он был произведен.

– Основное производство полония находится в России. Полоний, с которым мне приходилось сталкиваться в Британии и Канаде, был российского производства. В былые времена полоний применялся для изготовления взрывателей ядерных бомб, поэтому тогда он производился во многих странах, в том числе в США, Британии, Канаде. Сейчас его не применяют для этих целей, и производство сосредоточилось в России, которая его экспортирует. В Британии он не производится. У полония, как и у других радиоактивных элементов, есть свои "отпечатки пальцев". Специалисты могут по образцам, учитывая особенности радиационного излучения и другие параметры, определить его происхождение. Следует учитывать, что дело Литвиненко рассматривается как уголовное, и доступ к некоторым его материалам очень ограничен. Я склонен предполагать, что полоний, которым был отравлен Литвиненко, был российского производства. Об этом, в частности, говорят его следы, обнаруженные в российских авиалайнерах, курсирующих между Лондоном и Москвой.

– Утверждают, что полоний якобы можно легко приобрести в интернете. Насколько это достоверно?

– Никогда не пытался покупать полоний в интернете. Обычно, когда мне для работы нужны радиоактивные материалы, я сталкиваюсь с серьезными трудностями при их получении. При их покупке требуется специальная государственная лицензия. Никогда не видел в интернете предложений об их продаже. После развала Советского Союза на Западе были очень обеспокоены проблемой отсутствия контроля над имевшимися в бывшем СССР ядерными и радиоактивные материалами. Особое беспокойство вызывала возможность их появления на международном рынке. Уверен, что этим были обеспокоены не только на Западе, но и в самой Российской Федерации.

Близкий друг Александра Литвиненко, соавтор книги о его убийстве "Смерть диссидента" Александр Гольдфарб получил на проходящем в Лондоне дознании статус заинтересованной стороны, а значит, и право знакомиться с материалами дела. Он уверен, что следы полония, которым был убит Литвиненко, ведут в Россию.

Александр Гольдфарб

Александр Гольдфарб

– Полоний в таких количествах невозможно достать даже на черном рынке радиоактивных материалов. Второй фактор моей уверенности связан с личностью Андрея Лугового, которого я хорошо знаю. Это не тот человек, который стал бы ввязываться в авантюру с какими-то левыми заказчиками. Если он на это пошел, то только потому, что приказ пришел с самого верха, и он имел возможность в этом удостовериться. На дознании в Лондоне проводящий его судья сэр Роберт Оуэн, который имеет допуск к секретным материалам, имел возможность познакомиться со всеми секретными документами, которых мы не видели. Единственное, что мы видели, – это полицейское дело. Но то, что находится в файлах спецслужб и министерства обороны, нам не показывали, а судье это показали. И судья после того, как изучил эти материалы, сделал официальное заявление, что, на первый взгляд, он увидел там доказательства причастности к убийству российского государства. Однако он не может рассматривать эти доказательства в суде, поскольку в Британии открытое правосудие, и секретные документы не могут быть уликами в открытом суде. А закрытых судов не бывает. В общем, у нас есть практически официальное заявление о причастности российского государства. А совсем недавно судья получил письмо, подписанное министром внутренних дел Терезой Мэй, которая от имени правительства объяснила, почему оно не хочет назначить закрытое разбирательство по делу Литвиненко. В письме Мэй признается, что одной из причин является нежелание портить отношения, как она пишет, с одним из иностранных партнеров Великобритании, которому трудно будет объяснить, почему правительство педалирует эту тему.

Познакомившись с документами полицейского расследования, которые ему показали под подписку о неразглашении, Александр Гольдфарб окончательно уверился, что непосредственными исполнителями убийства его друга были Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун.

– Я видел под подписку материалы полиции, но не могу говорить об их конкретном содержании, а только о том, что там есть данные судебно-медицинской экспертизы, химического анализа, показания свидетелей, видеоматериалы. Могу только сказать, что на основании этих документов британская прокуратура приняла решение об аресте Лугового и Ковтуна по обвинению в убийстве. Но что интересно: и Луговой, и Ковтун тоже видели эти улики, поскольку все признанные заинтересованными сторонами участники дознания получили к ним доступ под подписку о неразглашении, – они не засекречены. И после того, как Андрей Луговой познакомился с этими уликами, он сразу вышел из дознания, решив, что не хочет больше в нем участвовать. Луговой участвовал в дознании через своих адвокатов. До недавнего времени российская прокуратура жаловалась, что англичане не предоставили ей все материалы полицейского расследования. Так вот: российская прокуратура и Следственный комитет Российской Федерации также получили статус заинтересованных сторон, их юристы сидят в Лондоне на всех заседаниях, и им под подписку были показаны все материалы. Так что они уже не говорят, что ничего не знают. Интересно было бы узнать, не собирается ли теперь Следственный комитет на основании всех тех улик, которые собрала британская полиция, предъявить обвинение Луговому.

Хорошо зная, как работают российские спецслужбы, Борис Володарский предложил такую схему проведения операции по устранению Александра Литвиненко.

– Дело в том, что операции всегда предшествуют необходимые репетиции. В данном случае было несколько таких репетиций. Специально на встречу с Литвиненко 16 октября в Лондон прилетел Дмитрий Ковтун, с которым Саша раньше не был знаком. Целью ввода в операцию этой фигуры была попытка проверить, как Литвиненко прореагирует на человека, которого неожиданно ему представит Луговой. Луговой представил Ковтуна как своего делового партнера, и Литвиненко прореагировал на это вполне позитивно. Второй раз Луговой снова пригласил Литвиненко к себе в гостиницу незадолго до убийства. Саша совершенно спокойно пообщался и поговорил с ним. Поэтому, когда 1 ноября Луговой опять пригласил Литвиненко в свой номер в гостинице Millenium, – как мы знаем из показаний Скарамеллы, это было днем – и представил ему незнакомого человека, то Литвиненко не удивился, поскольку Ковтун был представлен как российский бизнесмен, который способен обеспечить большие поставки сжиженного газа в Латинскую Америку и который поможет Литвиненко заработать миллионы. И когда Саша вышел с этой встречи и пошел через 30 минут встречаться со Скарамеллой, он сказал ему: "У нас будет все в порядке – у меня будут миллионы, я смогу с семьей безбедно жить, отдыхать за границей, нас ждет великолепное будущее и прекрасный бизнес".

Однако все завершилось трагически: 1 ноября 2006 года, как выяснила британская полиция, во время чаепития в лондонском отеле Millenium с Луговым и Ковтуном в чашку Александра Литвиненко был подмешан радиоактивный полоний-210, ставший причиной его гибели. Смерть наступила 26 ноября.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG