Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Сочи-2014": лондонский эксперимент


Участники акции протеста против преследования ЛГБТ в России, Лондон, 10 августа 2013 года

Участники акции протеста против преследования ЛГБТ в России, Лондон, 10 августа 2013 года

Лондонский театр King’s Head готовит к постановке пьесу “Сочи-2014”. Премьера, назначенная на 1 сентября, приурочена к протестам, которые организуют британские активисты в поддержку российского ЛГБТ-сообщества, против недавно принятых законах о пропаганде гомосексуализма. Движение началось с бойкота российской водки в лондонских барах; следующим шагом стало открытое письмо Стивена Фрая, в котором британский актер и общественный деятель призвал бойкотировать грядущую Олимпиаду в Сочи, сравнив ее с печально известными берлинскими Играми 1936 года, а путинский режим – с гитлеровским. Затем в Лондоне состоялась демонстрация протеста, собравшая несколько сотен человек. Планируются новые акции, среди них – премьера “Сочи-2014”.

Художественный руководитель театра King’s Head Адам Спрэдбери-Мэер начал нашу беседу словами “Я ужасно расстроен”. Узнав о преследованиях, которым подвергаются в нынешней России ЛГБТ-сообщества, он решил, что молчать об этом нельзя, и предложил драматургу Тесс Берри-Харт сотрудничать в работе над протестной постановкой. Идея появилась недавно; Берри-Харт включилась в дело всего неделю назад. За это время она успела побеседовать с несколькими десятками людей, которые испытали на себе худшие формы гомофобии. “Как раз вчера вечером удалось поговорить по скайпу с парой российских активистов”, – сообщила Берри-Харт, чья задача – создать произведение в жанре “стенограммы”. Текст пьесы будет включать в себя только существующие свидетельства, использованные дословно: рассказы очевидцев и участников недавних событий, сочувствующих жертвам гомофобии, а также отрывки из официальных документов, включая сам текст принятых законов.

Плакат постановки "Сочи-2014"

Плакат постановки "Сочи-2014"

“Первым делом мы связались с российской правозащитной организацией Spectrum Human Rights. Они помогли нам выйти на людей, готовых поведать свою историю”, – сказал Спрэдбери-Мэер. Все средства, вырученные от спектакля, планируется перевести на счет Spectrum, если этому не помешает закон об иностранных агентах, принятый в России в прошлом году. “Как бы ни повернулось дело, мы добьемся того, чтобы деньги достались российским защитникам прав человека”, – добавила Берри-Харт. Ей предстоит многое успеть в ближайшие пару недель: текст пьесы пишется по ходу развития событий, и версия, показанная в сентябре, не будет окончательной. “Мы надеемся, что постановка станет живым документом, что спектакль будет идти и дальше, после уже заявленных представлений. Очень важно, чтобы эта тема не ушла из новостей, как часто бывает. Гомофобия началась в России не с принятием этого закона, да и с Олимпиадой в Сочи она, похоже, не закончится. Наше дело – поддерживать внимание общества, пока это необходимо”, – сказала автор пьесы.

По словам Берри-Харт, найти желающих поделиться историями оказалось не так уж просто. Многие из тех, к кому она обращалась, – например, люди, работающие в российских школах, – не захотели говорить, даже при условии полной анонимности. С другой стороны, по ее наблюдениям, причины подобного нежелания зачастую кроются глубже, чем обычный страх за себя или близких. “Мы имеем дело с культурой молчания, сложившейся за долгое время. Интересно, что и выходцы из России, живущие в Британии или Канаде, с которыми я пыталась поговорить, не всегда шли на контакт”. В списке Берри-Харт – вопросы двух разновидностей: о личных обстоятельствах, конфликтах с семьей и друзьями, признаниях – и о том, как повлияло на жизнь интервьюируемых новое законодательство. Автор по-прежнему ищет желающих побеседовать, чтобы включить в текст новые свидетельства.

Тесс Берри-Харт

Тесс Берри-Харт

Режиссер говорил о том, что верит в способности коллеги – они уже работали вместе в этом жанре. “Тесс прекрасно умеет обращаться с дословными свидетельствами. Она не просто сводит их в нечто единое целое, но еще и сплетает из них некую историю”. Речь в повествовании пойдет и о корнях гомофобии в России, и о том, как сложилась теперешняя ситуация. Там не будет мнений противоположной стороны – пьеса носит исключительно протестный характер, и давать трибуну консервативным голосам автор не намерена: “Они и так успели слишком многого добиться”.

Репетиции спектакля вот-вот должны начаться, пока же идут прослушивания. “Мы пытаемся понять, кого тут лучше задействовать, – рассказал Спрэдбери-Мэер. – Сначала была идея пригласить актеров-гомосексуалов, но мы быстро поняли, что дело тут не в сексуальной ориентации. Конечно, здорово было бы найти просто хороших профессионалов”. К одному такому, Стивену Фраю, создатели спектакля обращались – правда, безуспешно. “Продолжаем экспериментировать”, – так определил состояние дел режиссер.

После выступления Фрая с открытым письмом прозвучало множество мнений в его поддержку, но были и те, кто счел аналогию с нацистской Германией притянутой за уши. Создатели спектакля “Сочи-2014” полагают, что сравнение правомерно. На вопрос, так ли уж тут важна сама Олимпиада, они ответили, что это главным образом способ привлечь внимание мировой общественности. Многие из опрошенных, по их словам, тоже считают, что Игры надо не бойкотировать, а “захватить”, использовать в собственных целях. Это прекрасная возможность привлечь к российской проблеме широкое внимание.

На вопрос о том, какие из услышанных историй произвели самое сильное впечатление, режиссер вспыхнул: “Разве можно так говорить?! Вы видели ролики в интернете? Если лесбиянку хулиганы на улице изобьют до полусмерти или убьют – как можно выбирать между этими двумя исходами?” Драматург объяснила, что не стремится выбирать самые душещипательные эпизоды. Среди включенных ею в текст: история пары, решившей уехать из России, опасаясь, что их лишат родительских прав; рассказ девушки-подростка о конфликтах с братом, нашедшим у нее плакат в защиту ЛГБТ-движения; отчет активиста, устроившего протест у детской библиотеки. “Важно также подчеркнуть, что Россия – не единственная страна, где ситуация ужасна. Я изучаю и то, что происходит в других странах бывшего СССР, стараясь получить как можно более полную картину”, – сказала Берри-Харт. Она упомянула и пресловутый 28-й пункт, по которому в Британии запрещалось “распространять знания о гомосексуализме”, отмененный лишь десять лет назад. “Когда я училась в школе, – вспоминала драматург, – наша учительница английского решила выкинуть из программы Э. М. Форстера, поскольку он был гомосексуалом”.

Эксперимент такого рода, когда голоса ЛГБТ-активистов прозвучат на сцене в дословной записи (некоторые – в переводе), проводится впервые. Что в глазах его устроителей будет показателем его успеха? “Если Путин при всем народе извинится за свое безобразное поведение, а заодно признается в своих гомосексуальных предпочтениях”, – с ходу ответил режиссер Адам Спрэдбери-Мэер. Тесс Берри-Харт высказалась менее радикально: “Главное – не дать теме затихнуть. Пусть внимание к ней медиа, общественности не ослабевает. Что касается реакции публики, тут есть вещи, которые можно реально измерить, – например, количество писем, которые люди отправят своим депутатам, призывая их поднять вопрос в парламенте”. В этом и состоит основная идея создателей постановки “Сочи-2014”: сделать вещь, которая продлится не час на сцене, но столько, сколько потребуется на то, чтобы покончить с одним из самых постыдных явлений нынешней российской жизни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG